• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
06:02 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Рвать на ошметки живую душу,
Швырять в камин пожелтевший лист.
Ползти к вершине - я здесь, послушай -
Со мной остался лишь ветра свист.

Где было сердце - рисунок мелом.
Любовь утянет меня на дно,
И я срываюсь - так, чтоб горело,
Кричало, пело, казалось сном.

Что было наше - возьми, все сразу,
Отдам, не дрогнув, не пожалев.
Сердечной боли ожог заразен,
Привязчив траурности напев.

В моей душе от любви нарывы,
Она мешает мне улететь -
В который раз я шагну с обрыва,
В который раз я раскрою клеть.

Лохмотья памяти, жизни пепел,
Калейдоскоп беспросветной лжи.
Я снова здесь, обнажен и светел,
Целую небо.
Я жив.
Я жив...

@темы: dark, Кантальский виноград, Чистая кровь

01:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Основ мирозданья незрима суть,
Наверное, прав был старик Шекспир.
Встаю на канат, цирковой плясун,
И жду – может быть, покачнется мир?

Но рыбы слепые плывут сквозь мрак,
Бессмысленно пялятся сквозь стекло:
У них – дом, работа, своя игра,
Я им безразличен. Мне повезло.

Я вышел из Дома, захлопнув дверь,
Оставив уют и цветущий сад.
Сюжет не новее иных, поверь,
Того, кто ушел – не вернуть назад.

Канат под ногами опять дрожит,
Смеется толпа и мерцает свет,
Смеется душа – если миг прожит,
Его не сотрет многоцветье лет.

Все злее веселье, дорог кольцо
Свилось обручальное. Время – пыль.
Под радугой грима мое лицо
Тебе не узнать посреди толпы.

Минули осенние витражи,
Рассыпалась прахом моя игра.
Тебе в лотерее досталась жизнь.
Мне - вечность, свобода и Марди-Гра.

@темы: осколки миров, личные посвящения, Марди-Гра

02:56 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Пурпурный бархат струится с плеч, так кровь струится по бледным венам.
Кто смеет верить, тот ищет встреч – жаль, неприступны всевластья стены.
Так неприступна броня гордынь, воздвигнут болью оплот безверья –
Как жаль, что крепче иных твердынь – безмолвье сердца за темной дверью.
Склонится мир, что повержен в прах, в оковах крови душа не стонет:
Кто заблудился в чужих мирах, тому останется верность трону.
Короны тяжесть остудит пыл, осыплет пепел огонь меж прядей –
Когда окажется мир постыл, кто будет верен, кто встанет рядом?
В огне закатном родится ночь, и станет ясно, кто всех дороже –
Отступит вечность из сердца прочь, и смерть обнимет любовь - без дрожи.
Глава дописана, том закрыт, и строки золотом алым стали.
Дворцовых тайн посерел гранит, где правоту доказали сталью:
«Достиг всего, что хотел иметь», безвестный скульптор начертит скромно,
Там, где любовь обнимает смерть – от века век, у подножья трона.

@темы: личные посвящения, Мертвые розы

02:05 

тем, кто знает, как надо.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Кипит и пенится толпа
Учащих жизни. Все и каждый
Готовы бойко выступать,
Основы повторяя дважды,

И трижды, и еще разок:
Мол, нужно делать, мол, решайся,
Мол, всем назначен некий срок,
И нужно ухватить все шансы.

Легко же взять - и сделать шаг,
Себя за шиворот и в долю,
На голову – воды ушат,
А в руки – флаг. И поневоле

Пойдешь по жизни молодцом,
Сумеешь все, всего добьешься,
И не ударишь в грязь лицом!
Конечно, если не убьешься.

Стоят на месте и вопят
Пророки, гуру и провидцы.
И хочется их длинный ряд
Холодной окатить водицей.

И уточнить - а сам-то ты,
Мой милый друг, сумел решиться
На шаг в величье высоты?
Но отчего-то мрачны лица.

Увы, учить легко всегда.
Мой постулат – смешней иного.
Вы говорите жизни «да»,
Но… перед ней раздвинув ноги.

@темы: личные посвящения

13:49 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Осень - пора перелетных птиц.
Знает ли птица, куда лететь?
Северный ветер откроет клеть,
Спрячется в трепет твоих ресниц.

Сердце, веди. Больше нет границ.
Встать на крыло, целовать закат,
Знать, что не будет пути назад.
Осень - пора перелетных птиц.

@темы: личные посвящения

19:41 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
По лунным венам течь - бездумно, вечно,
Перебирая струны небосвода.
Простерта ночь-вдова над бездной водной,
Закутала в туман худые плечи.

В полночном сне я скован, давят стены
От века век. Луна, моя подруга,
Прозрачные протягивает руки
Но прикоснуться свет не смеет к тени.

Горят от жажды губы, ломит кости
В жестокой пытке вечного забвенья.
Любовников моих бесплотных тени
Рыдают, стонут, мечутся от злости.

Безумие одно - моя свобода.
Жестоко насмехаясь над бессмертьем
Я заживо вмурован лунным светом
В безжалостные струны небосвода.

Таллинн, 14.09.13

@темы: dark, Мертвые розы

19:36 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ритм этих строк не выбит в старом камне,
Нет позолоты на изломах букв.
Уснули в прошлом рыцари и дамы,
Истлели имена в порожний звук,

Стоят лишь стены - древние надгробья
Событий и свидетели эпох.
Ржавеют, разрушаясь, лестниц ребра,
Руин подножье обнимает мох.

Столетья в прах стирают беспощадно
Людские судьбы - так желал Господь.
Так каждый обратится трупом хладным,
В свой краткий срок душа наверх уйдет.

Живому - срок, отмерен и суров.
В рутине - смерть.
В бессмертии - любовь.

Таллинн, 14.09.13

@темы: dark

02:31 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
На стяге дремлет лев, как море, синий,
И бьются волны в скалы - рать на рать.
Холодный темный вечер лег в Долине,
Как будто собираясь умирать.

Толпятся духи, стонут в изголовье -
Проклятий, как сонетов, злой венок
Улегся на чело вуалью вдовьей,
Домашним псом раскинулся у ног.

Отринув благородное обличье,
Душа смеется, сны не знают слов:
Под сеткой шрамов на лице девичьем
Течет чужая, проклятая кровь.

В крови родной купался, словно в море,
Мой синий лев окрасился в кармин,
Но не согреть души чужому горю,
Как не согреет ледника камин.

Долина спит, обложенная данью
Проклятия, в оковах злого сна.
Четыре слова, видимость прощанья:
К чертям вас всех.
И первого - меня.

@темы: осколки миров, dark

22:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Кому-то - любовь, а кому-то - ее следы.
Кому-то - мечта, а другому - удар под дых.
Кому-то - огонь, а кому - горький пепел чужих побед.
Кому-то по следу идти, а кому-то оставить след.

Кому-то - игра: проигравший теряет все.
Кому-то интриг - ухватить пожирней кусок.
Кому- то предательство - преданный предан сам.
Кому-то - дорога и радуга в парусах.

Кому-то - покой, сладкой негой прожитых дней.
Кому-то - мечта, есть ли смысл мечтать о ней?
А мне - не предавшему разве что смерти лик,
Любви Поединок. И правды - хотя бы миг.

@темы: лестница из терновника

02:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В обнимку с канистрой бензина гуляю вдоль
Мостов, что ведут в никуда из моей души.
Чернеет вода, этот август сегодня вдов -
Хоронит последнее лето и не спешит.

До дрожи ресниц не хватает в груди огня.
Мосты возвели - значит, им суждено гореть,
Согреть ледяные и тонкие пальцы сна
О том, что однажды захлопнется снова клеть,

И в клетке грудной замурованный метроном
Считает секунды до вспышки, и - три, два, в ноль!
Кто верил, что завтра кошмар обернется сном,
Тот не обречен на жизнь - обречен на боль.

Гори, обрати эту осень в кипящий ад,
Гори, рыжина осыпается пеплом лет,
Гори, ты однажды рванешься с цепи назад,
Но скоро поймешь, что не можешь напасть на след.

Забудь про ошейники, плетки, огонь в крови,
Сереет закат - пепел к праху лег бахромой.
Гореть слишком больно - сорви с себя цепь, сорви!..
...В обнимку с канистрой бензина иду домой.

@темы: dark

22:47 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ложь свята, если мыслить о вере -
Без нее жизнь скучна и слепа,
Без предательства нету доверья,
Невозможно взлететь, не упав.

Изменяется мир заоконный,
Растворяется память, как дым.
Приложившись ладонью к ладони
Невозможно остаться ничьим.

Не прощаюсь, пощады не знаю,
Ухожу в золотистый закат:
Слишком гордо, до самого края,
Отступить не сумею назад.

Жжет сильней вулканической лавы
Взглядов хищных зеленый опал...

...Если сбросить за скобки весь пафос -
Где ты был, когда я умирал?

18.08.13.

@темы: личные посвящения, лестница из терновника, dark

00:27 

Любовь

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сожги меня сейчас, я умоляю.
Я только миг смотрю в твои глаза...
Взлетает меч, моя решимость тает -
Темнеют грозовые небеса.
Сожги меня - хоть раз, пусть лед растает,
Пусть в венах заструится твой огонь.
Блокирую удар и быть мечтаю
С тобой, навеки! Вот моя ладонь,
Зеркальным отражением - не веришь?
Я только миг смотрю в твои глаза.
Пусть поединок даст нам полной мерой.
Пусть в небе собирается гроза.

10.08.13

@темы: лестница из терновника

00:23 

Выбор

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я выберу карту с чужой руки,
Дрожа от агонии и огня.
И жизнь станет эхом чужого сна,
Рассыплется розой на лепестки.
Я выберу смерть - и прости меня,
Свобода чужда тем, кто высоко.
По венам - вино, а не молоко.
Единственный выбор: достигнуть дна.
А ты выбирай, заклинаю, жизнь:
Пусть будет любовь, красота, дитя,
Пусть бабочки вновь на огонь летят
И бьется в душе соловьный свист.
Я выберу карту с чужой руки -
Рассыпаться розой на лепестки.

10.08.13

@темы: лестница из терновника

16:22 

Власть

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я отравлен тобой, словно медленным ядом.
Ты пришла в мои сны - я не звал тебя, нет.
По ступеням поднявшись, с Вершиною рядом,
Заливая кровавою жаждой рассвет -
Я отравлен тобой. Ты вспорола мне сердце,
Ты - мечта и любовница, жизнь и жена.
Алчность гонит из духа мгновения света
И меж миром и мной - только жажда одна.
Дрогнет мир и окрасится алым рассвет.
Ты, зачем ты пришла?
Я не звал тебя, нет.

10.08.13.

@темы: dark, лестница из терновника

01:30 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Это утро сожрало краски
Ярких бликов моей вселенной.
Мир укрылся за серой маской,
Обернулся золой и тленом.
Этим утром на мокрых крышах
Дождь скребется, как пес бродячий.
Мир становится тише... тише,
И бессмысленно ждать удачу.
Этим утром застыли мысли
В вязком мусоре старых листьев,
И мгновенно лишился смысла
Мир, окрашенный серой кистью.

@темы: dark

04:13 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В черной, шелковой неге ночи
Ты листаешь мои страницы,
Изучаешь слова и лица.
Оказаться чужим - не хочешь.

Не любуйся на эту маску,
В ней от света - одни осколки.
Жизнь без счастья бывает долгой,
Словно ночи из страшной сказки.

Над балконом луна мерцает,
Сыплет жемчуг на спящий замок,
Где портрет в серебристой раме
В лунном свете безмолвно тает.

Над долиной плывут столетья,
Размывая вражды границу.
Лунный свет им ночами снится,
Омывающий прутья клеток.

Голоса из забытых склепов
Шепчут тихо предупрежденья.
Звук струится в холодных венах,
К сердцу выхода ищет слепо.

Кровью вычеркнуты из книги
Лица, сны, имена и даты -
Там, где вера жила когда-то
Пролегли недоверья лиги.

В черной, шелковой, нежной маске
Я склоняюсь над колыбелью.
Спи, мой мальчик, луна напела
Эту странную, злую сказку.

@темы: осколки миров, личные посвящения

23:45 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Укрылся ночью, словно одеялом
Холодный ветер. Шелковым платком
Реки - объяты сумерки устало,
И город пахнет сладким табаком.

На негативе неба черной тушью
Начерчена тревожная листва,
И льется боль в доверчивые уши.
Клинками обращаются слова,

Вонзаясь в душу. Кто, скажи на милость,
Осмелится хранить душевный свет,
Гордиться вотще смелостью и силой
И ясно понимать - надежды нет?

Когда бы тот, кто, яростен и светел,
Смотрел на мир, знал то, что знаю я,
Он понял бы, что не огонь, но пепел -
Единственная вечность бытия.

Укрылся ночью дом. Туманом стылым
Затянута дневная круговерть,
И пахнет сладким сумеречным дымом
Случайная бессмысленная смерть.

@темы: dark

05:19 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты однажды устанешь любить эти хрупкие кости,
Запах сладкой ванили и привкус холодного пепла.
Ты однажды оставишь меня на дождливом погосте,
Где когда-то цвело, колосилось, смеялось и пело.

Ты однажды проснешься и вспомнишь, что жизнь не кончалась.
Горизонт расцветет красным золотом, страстью и силой.
И останется только ничтожная серая малость:
Бросить алую розу на край черно-белой могилы.

@темы: личные посвящения, Мертвые розы, dark

04:58 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Весь в белом, стою на коленях у храма; часы спешат,
Столетия мимо несутся упряжкой конной.
Рыдает, и пляшет, и бьется в огне душа:
Но звуки молитв заглушают немые стоны.

Собор, величавый и властный, навис во тьме
Над спящей Гранадой, как пастырь над грешной девой.
Одежд белизна не спасает, и снятся мне
Огни преисподней и яблочный вкус губ Евы.

Под каменным мраком святыни – горят сады,
Ликуют порочные духи, не зная правил:
«Не лги», «не убий», «не возжаждай», «не укради»
Я знаю тех духов. Я некогда ими правил.

И крика молитв не хватает моим губам,
Каленые цепи трещат, обвивая тело.
Я - вышел, я - выиграл, я – выбираю сам.
…у храма стоять на коленях в привычно-белом.

@темы: dark

19:42 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вселенная милостива к тебе,
Не зная законов, молитв и правил,
Ты жизни своей королевством правил –
Не гнулся, не верил своей судьбе.

Судьба, в целом, шлюха – дает одним,
Других заставляет ломаться рано:
Тебе наплевать на чужие раны,
Ты можешь развеять мечты, как дым.

Все лестницы в небо ведут сквозь ад,
Вершину горы покоряют соло.
Оставь у подножия все приколы:
Оттуда не будет пути назад.

Я книгу судьбы прочитал, смирись:
На пике есть солнце, огонь и слава,
Обрыв будет слева и бездна справа,
И только любовь сохраняет жизнь...

@темы: Мертвые розы, личные посвящения

Wind's Tales

главная