Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:45 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Когда он вернулся, был самый конец весны.
Она перед зеркалом красила кровью губы
Так тщательно, как это делают только нубы
По части косметики. Зеркало у стены
Внезапно окрасилось черным. Она застыла
И вскинула взгляд на него. Он молчал в дверях.
Ее передернуло.
- Ты... да пошел ты нах!
Он мрачно прищурился.
- Стало быть, не простила?...
Она завизжала и кинулась к тайнику,
Зачем-то схватившись за нож и патроны сразу.
- Ублюдок, скотина, урод, негодяй, зараза...
Он губы скривил и отрезал:
- Не паникуй.
Она, прижимаясь к стене, замерла опять:
В руках - огнестрел, а в зрачках лишь смертельный ужас.
- Не трону тебя... да не бойся.
- Ты здесь не нужен! Ты лишний, чужой, уходи!
- Не тебе решать.
Она бестолково пожала плечами.
- Все?... Закончилось время?
- Не знаю. Никто не знает. Не бойся, не трону.
- Я думала, снег растает - и все завершится...
- Верни мне мое кольцо.
Она улыбнулась, окутавшись вязкой тьмой.
Он грустно смотрел, как она обратилась медью.
Любовь это пламя, а верность - удары плетью.
Весна уходила, когда он пришел домой.

@темы: dark

16:00 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Жизнь и смерти дыхание в нотах голоса,
Если закончился вдох, то однажды будет и выдох.
Дверь закрывается, щели – не толще волоса.
Я прижимаюсь губами к замку и шепчу «Спасибо».

Где-то тринадцать лет мы с душой не находим общего.
Я в морозилке держал ее, думал, сдохнет.
После достал, чтоб проститься, почтить усопшую.
В горло вцепилась, сука. Ну, ты, отсохни!...

Голос звучит в темноте: тема пыток и наслаждения,
Он дает нам сеанс пусть паршивой, но все же связи.
Я кричу ей в закрытую дверь «Идиотка, я был бы гением!»
А она рыдает в ответ. И жива, зараза.

Этот голос сплетает нас вместе – нас, ненавидящих.
Нас, единое целое, чтоб ты… была здорова.
Он над нами, и в нас, он в форматах аудио-видео,
Он струится по венам, пульсируя током крови.

Этот голос, наверно, важней, чем любовь картонная,
Музы, нервы, стихи и души запчасти.
Я губами ловлю в исступлении гудки телефонные,
И молю – говори, говори еще, мое счастье.

@темы: dark, личные посвящения

00:43 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Луна опускает на плечи чернильный саван,
И разум становится темным, как небеса.
Войди же в мой склеп, если ты мне по силе равен,
А если слабее – замри, и я выйду сам.

В иссиня-черненом пространстве бездушной страсти
Сверкает твой взгляд, лихорадочен и остер.
Я нежен, как пытка, я сам над собой не властен,
Отринув сомненья – взойди на любви костер.

Креститься не нужно, молитвы шептать – безбожно.
Ты выбрал дорогу, ты бросил мне вызов, что ж,
Иди ко мне, мальчик мой, в ночь новолунья можно
С азартом вгонять в сердце нежити рунный нож.

Смотри мне в глаза – сладок яд долгожданной встречи,
Целуй в упоении холод прозрачных губ.
Я твой этой ночью – как жаль, что никто не вечен,
И утром в могиле найдут твой остывший труп.

Луна, словно женщина, прячет осколки рая,
По краю небес бледной розой цветет рассвет.
Прощай, мой хороший, все смертные умирают,
Но если Бог есть – передай от меня привет.

@темы: dark, Марди-Гра

02:25 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Среди пустышек, красивых кукол,
Мне с каждым словом трудней дышать.
Я скоро стану такой же сукой,
Тупой, как пробка - не смей мешать.
В глазницах стекла, фарфор на лицах,
В болтливых губках - фальшивый звон.
Задрали, бляди, едрить в гробницу,
Откройте окна, я выйду вон.
Улыбкой намертво губы сшиты,
Запястья скованы формой дня.
Зверь хочет ярости, Тварь - защиты,
А мне бы - просто тебя обнять,
Но тесно в блестках гламурной лажи.
Я не для этого был рожден.
...Дробятся паззлы многоэтажек.
И Рубикон мой - не перейден.

@темы: dark

00:19 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Над морем гроза и пожар в капитанской рубке,
Горят паруса и матросов тела в огне.
…Но если я вдруг позвоню и расплачусь в трубку,
Хрен знает, что он там подумает обо мне.
Я верю, что нужен – я сильный, веселый, смелый,
Хороший психолог, любовник. Да все херня,
…Но если я выйду к нему не в привычно-белом,
А в драных ошметках души – он поймет меня?
Он нежен, как мех, он чудесный, он теплый, страстный,
Он чище, чем слезы и сталь, он почти святой.
…Но я только год, как из адской клоаки грязной
Зачем-то поднялся – и как он теперь, со мной?
Над морем абзац и дрожит, рассыпаясь, суша.
Здесь шансов к спасенью, по сути, ни одного.
…Но если я вдруг позвоню и шепну «Ты нужен»,
Мне страшно, что Ад заберет у меня – его.

@темы: dark, Кантальский виноград, личные посвящения

07:02 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В склеп чужого сна закрываю дверь,
За июлем сразу пришел январь:
За стеной навек засыпает Зверь,
На его груди умирает Тварь.

Удержать за хвост из огня мечту
Очень страшно - вдруг это просто роль?
Предсказанья ждать приказали. Жду.
И боюсь, что завтра вернется боль.

Отпустить все цепи и шрамов сеть?
Извести ожоги любви огня?
Проржавевшая распахнется клеть,
Только вдруг за всем этим нет меня?

Пожирают душу чужие рты:
Не припомнить, кто же дышал луной,
Кто смеялся, небо любил на "ты",
Был ли этот кто-то когда-то мной?

Расцветает ночь янтарями глаз,
Дикий вой охоты сорвался вслед:
Я бегу от мира, но страха власть
Оплетает мозг двадцать с хреном лет.

Эта память - эхо чужого сна,
Лоскуты из сердца непросто сшить.
За обломки кисти держи меня,
...Я хочу хоть раз до весны дожить.

@темы: dark, личные посвящения

04:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Внезапно в ссоре сам с собой:
О чем-то сердце молча плачет.
И, не умея жить иначе,
Срываюсь в слезы, словно в бой.

Зачем-то – нежность. Или боль.
Любовь не требует поруки,
И только мысли круг за кругом
Бредут в тумане голубом.

Сегодня снова страшно жить.
Я признаю чужое право
Не пить до дна любви отраву…
Но жажду жизни. Или лжи.

Внезапно - снег и фонари.
Дрожащих рук неловкий танец.
Ну, хочешь, на колени встану?
Ты только мне не говори…

Молчи, прошу. О тишине.
Край слишком близок – дальше ясно.
Замри, мгновенье, ты прекрасно!
Не говори – молю – ты – мне…

…Довольно! В ссоре сам с собой.
Валокордином пахнут розы.
Боюсь ответов на вопросы,
Срываясь в слезы, будто в бой.

@темы: личные посвящения, dark

04:06 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Темнее лес, холоднее ветер,
Прозрачней воды ночной реки.
Он точит меч на осколке света,
Она сдувает цветок с руки.

В оковах снега не вянут розы,
Хрустальный саван на лепестках:
Он смотрит мрачно, почти с угрозой,
Она сжимает бутон в руках.

Смелее, путник – как лес тревожен
Меж темных сосен, кривых зеркал.
Он тянет молча клинок из ножен,
Она, смеясь, достает кинжал.

А после – жаром ночных объятий
И нежных ласк - растопили лед.
Что в прошлом – к дьяволу, безвозвратно.
Сегодня живы – так что ж, везет!

Кем были раньше – не вспомнят, знаю,
Постель и золото до утра
Над трупом делят – он, бывший Каем,
С ней, позабыв, что она сестра.

@темы: dark, личные посвящения

17:53 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Не клади мне на плечи Небо,
Я совсем не атлант, увы -
Заплетаются судьбы слепо,
Кто прикажет "не быть" любви?

В перекрестье прицелов тихо,
Как в могиле - и хоть ты плачь,
Только спустит курок без вскрика
И без жалости мой палач.

Разбивается боль на части.
Кто тянул меня за язык?
Надо было молчать про счастье.
Снова холодно. Я привык.

@темы: личные посвящения, dark

19:39 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Однажды звезда, зябко кутаясь в небо,
Увидела крысу, что корочку хлеба
Тащила в нору.
И, вспыхнув над кладбища темною нишей,
Звезда вопрошала - никто не услышал,
«Когда я умру?»

А крысы не смотрят в небесные дали
Упала еда - и тащи, коли дали,
О чем тут гадать?
И крыса тащила, упорно и гордо,
Оскалив худую голодную морду…
Так было всегда.

Но если б звезда, что сияла над мысом,
Спросила у серой кладбищенской крысы
«В чем сила любви?»
То был бы ответ - вне закона и масти,
Взаимно любить - это редкое счастье,
Успеешь - лови.

Что ж, небо - не твердь, и не нужно пророков,
Чтоб знать, что как звезды мы все одиноки
Меж темных ночей,
А твердь не эфир, и тем более ясно,
Что мы как голодные крысы опасны,
И каждый - ничей.

…Однажды глупец, мир отринувший слепо,
Спросил у холодного темного неба:
Ты любишь меня?
Но звезды не слышат ни крыс, ни влюбленных,
И небо молчало в проеме оконном
Не слыша меня.

@темы: dark, Кантальский виноград, личные посвящения

00:45 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Заиграться с рассудком в прятки
Проще ночью - не видно глаз.
Я гадаю любви загадки,
Чтоб спастись от ее проказ.

Холоднее, спокойней прозы
Не сыскать, чем рассудка глас.
Ревность ляжет на сердце розгой -
Ты исполнишь ее приказ?

Улыбаться сердечным стонам,
Быть разумней и веселей,
Лгать аккордом и полутоном,
Чтобы стало еще больней.

На колени швырнув гордыню,
Не допишешь последних строк.
Это право... быть нелюбимым -
Важный для гордеца урок.

@темы: личные посвящения, Кантальский виноград, dark

22:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Касаясь лезвием тонкой муки раскрытых нервов чужой души, запомни – боль не имеет звука. Запомни, мальчик, и не кричи.
Она алее, чем кровь и розы, белее снега и облаков, пронзительнее стихов и прозы, прочнее стен и иных оков, она пьянит, раскрывая сердце, звенит, как кожа под коркой льда, она страшнее любви и смерти, она – однажды и навсегда.
Она – беззвучный удар о стену, в зубах зажатый до хруста нож, она – причина порезать вены, чтоб на секунду утихла дрожь, она не знает гордыни чести, ей безразличны слова и сны, надежды, страхи и жажда мести – ей даже крики-то не нужны.
Ее уход означает милость, и перед нею не устоять,
Но прошлой ночью мне вдруг приснилось, что боль по-своему тоже я.

@темы: dark, личные посвящения

06:10 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В твои ладони ложусь покорно,
Как лист осенний – в излом асфальта.
Смеюсь сквозь сон, покрывая матом
Весь мир, застывший немым укором.

А ты – за ночью, сквозь дождь и холод,
Совиных перьев отпустишь ворох
В глухую полночь. Летучий порох
В камин забросишь… осенний голод

Не доберется до стен темницы.
Я огрызаюсь оскалом страсти,
Расклад мой полон червовой мастью,
Лишь нежность - инеем на ресницах.

Рассвет все ближе, часы упорно
Вращают стрелки до нашей встречи.
Скорее! Утро ли, день ли, вечер –
В твои ладони ложусь покорно.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Кантальский виноград

01:09 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Не смотри на меня волком,
Сквозь преграды моих фобий.
Забиваем в виски скобы,
Забиваем, да что толку?

Протекут сентябрем крыши,
В мире грез холодней станет.
Ты не любишь меня, знаю.
Я тебя не... всегда, слышишь?

На запястьях пишу ноты,
К ноябрю обелив душу.
Эту осень легко слушать
В белом шепоте блокнота.

Мне ночами тепло снится,
Доводя до утра нежно.
Скоро ляжет покров снежный
На покорные ресницы.

А на солнечный причалах
Все смеялись до слез люди.
Я сказал им - будь что будет,
Только б осень не кончалась...

@темы: dark, личные посвящения

02:50 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Чужих кошмаров звенит тревога в беззвездном мраке ночного сада.
Дари другим в Небеса дороги, а мне… отдай мне ключи от Ада,
Где море бьется о стены башни, там, где минуты длинней, чем годы,
Где жить – противно, где верить – страшно, где жизнь дешевле глотка свободы.
Отдай ключи от границы горя, темницы страха и камер боли,
Где тихо плещет из крови море, звенят ключами проливы соли.
С востока ветер дождем повеял. Не смейся, Господи, ты же знаешь,
Что боль чужая – стократ сильнее, чем все, что было чужими снами.
Позволь мне только коснуться двери – я выбью молча косяк с порогом
И вырву горло любому зверю, что мне посмеет закрыть дорогу.
Сон постепенно сшивает веки, и не смотри на меня, не надо.
Я не хочу этой райской неги. Прошу, открой мне ворота Ада.

@темы: личные посвящения, Кантальский виноград, dark

05:53 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я однажды зарвусь.
В этих играх, пленительно сладких,
Я теряю рассудок и совесть, дышу через раз.
Острие этой нежности тонко, как сфинкса загадка,
Вкус победы мощнее, чем ядерный взрыв и кураж.
Я однажды сорвусь.
Край обрыва заманчиво близок,
Он зовет и манит меня жаждой метнуться в полет.
Где-то в сердце пророс очумевший росток альтруизма
И искусан до крови от страсти безудержной рот.
Я однажды взорвусь.
Это пламя не знает пощады,
Но прошу - пощади, повелитель, ты знаешь один,
Неприступен ли рай, и каков изнутри воздух ада,
И зачем так безбожно тепло где-то слева в груди...

@темы: личные посвящения, Кантальский виноград

02:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ветер рыдал над морем, ветер шептал беззвучно,
Гладил волны прохладу, нежил в объятьях город.
Осень настанет скоро, с моря приходят тучи,
Кончились дни услады, будет расплата горем.

Ветер ударил в спину, ветер плясал на крышах,
Бился в дверях соборов, жался к холодным стенам.
Душу в рюкзак закинув, к морю с закатом вышел,
Молча смотрел с укором, как обнимались тени.

Ветер сносил решетки, ветер молил и плакал,
Плечи сжимал упорно, рук целовал прохладу.
Я бы отбил чечетку на красно-черном флаге,
Только петля на горле - и не смотри, не надо.

Ветер застыл под утро, душу разбив к удаче:
Нес через темный город, чтоб положить в гробницу.
Верно, молчанье мудро. Нет, я совсем не плачу -
Ветер роняет капли моря в мои ресницы.

@темы: dark, личные посвящения

01:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
давно не виделись, подруга. немного зим, немного лет.
ты, как всегда, блистаешь, сука. я, как всегда, ищу твой след.
сегодня - час сердечной дрожи, мгновенье страшного суда.
а я - в твою кривую рожу опять смотрю... ну, как всегда.
ты снова рядом. близко-близко. звенит в ушах от тишины.
а правда в том, что степень риска - увы - зависит от вины.
на брудершафт - как непорочно, едва коснувшись краем рта.
я покалечен этой ночью, в мгновенье страшного суда.
открыт твоим прикосновеньям. целуй меня. где хочешь. тварь.
пусть длится страшное мгновенье и расцветает киноварь.
так красота важнее смерти, пусть будет, как писал поэт:
Ночь. Улица. Осколки света. Кровь на камнях. Исхода нет.

@темы: dark

14:23 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Хочу заметить, что дело плохо:
Сентябрь подкрался, как зверь, бесшумно.
Ты мне приснилась сегодня, кроха,
Спустя два года… не слишком умно

С твоих позиций. Я знаю, знаю,
Что mea culpa и все такое,
Что все иллюзии умирают,
И писем смерти писать не стоит.

Мне страшно, кроха. Все изменилось.
Стальные стены моей темницы
Опять пропахли сухой ванилью,
И ты повадилась ночью сниться.

…На рубежи поднимался гордо,
Смеялся дерзко, не ждал пощады,
Рубил наотмашь чужие морды,
Удара в спину не ждал… а надо.

К чему я это… ты знаешь, кроха,
Меня убили в начале мая.
Кто плохо жил, тот и помер плохо.
Прости, так вышло. А я - прощаю.

@темы: dark, Марди-Гра, личные посвящения

17:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Страх, захлестнувший мне горло гитарными струнами,
Плещется где-то под кожей, холодный, колкий.
Будущее - тот же боггарт, и древними рунами
Не оживить голосов, что когда-то смолкли.

В красных шелках заблудилось чужое безумие,
Плачет и пляшет на шпильках тахикардии,
Тычется кошкой в улыбок изгибы безлунные,
Окна разбитых глаз не закрыв гардиной.

Капля за каплей - помедли, не слушайся капельниц,
Капли - в клепсидру, со звоном - постой же, время,
Капли сердечные - так продаются предатели
Каплям любви... И разбитое долга бремя

В прах, засыпающий горло до крика хрипящего,
Скрипом - шаги, не провалятся доски пола.
Я так хотел настоящее... черт, настоящего!
...только стихает вдали саксофона соло.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Кантальский виноград

Wind's Tales

главная