• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:50 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Чужих кошмаров звенит тревога в беззвездном мраке ночного сада.
Дари другим в Небеса дороги, а мне… отдай мне ключи от Ада,
Где море бьется о стены башни, там, где минуты длинней, чем годы,
Где жить – противно, где верить – страшно, где жизнь дешевле глотка свободы.
Отдай ключи от границы горя, темницы страха и камер боли,
Где тихо плещет из крови море, звенят ключами проливы соли.
С востока ветер дождем повеял. Не смейся, Господи, ты же знаешь,
Что боль чужая – стократ сильнее, чем все, что было чужими снами.
Позволь мне только коснуться двери – я выбью молча косяк с порогом
И вырву горло любому зверю, что мне посмеет закрыть дорогу.
Сон постепенно сшивает веки, и не смотри на меня, не надо.
Я не хочу этой райской неги. Прошу, открой мне ворота Ада.

@темы: личные посвящения, Кантальский виноград, dark

05:53 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я однажды зарвусь.
В этих играх, пленительно сладких,
Я теряю рассудок и совесть, дышу через раз.
Острие этой нежности тонко, как сфинкса загадка,
Вкус победы мощнее, чем ядерный взрыв и кураж.
Я однажды сорвусь.
Край обрыва заманчиво близок,
Он зовет и манит меня жаждой метнуться в полет.
Где-то в сердце пророс очумевший росток альтруизма
И искусан до крови от страсти безудержной рот.
Я однажды взорвусь.
Это пламя не знает пощады,
Но прошу - пощади, повелитель, ты знаешь один,
Неприступен ли рай, и каков изнутри воздух ада,
И зачем так безбожно тепло где-то слева в груди...

@темы: личные посвящения, Кантальский виноград

02:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ветер рыдал над морем, ветер шептал беззвучно,
Гладил волны прохладу, нежил в объятьях город.
Осень настанет скоро, с моря приходят тучи,
Кончились дни услады, будет расплата горем.

Ветер ударил в спину, ветер плясал на крышах,
Бился в дверях соборов, жался к холодным стенам.
Душу в рюкзак закинув, к морю с закатом вышел,
Молча смотрел с укором, как обнимались тени.

Ветер сносил решетки, ветер молил и плакал,
Плечи сжимал упорно, рук целовал прохладу.
Я бы отбил чечетку на красно-черном флаге,
Только петля на горле - и не смотри, не надо.

Ветер застыл под утро, душу разбив к удаче:
Нес через темный город, чтоб положить в гробницу.
Верно, молчанье мудро. Нет, я совсем не плачу -
Ветер роняет капли моря в мои ресницы.

@темы: dark, личные посвящения

01:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
давно не виделись, подруга. немного зим, немного лет.
ты, как всегда, блистаешь, сука. я, как всегда, ищу твой след.
сегодня - час сердечной дрожи, мгновенье страшного суда.
а я - в твою кривую рожу опять смотрю... ну, как всегда.
ты снова рядом. близко-близко. звенит в ушах от тишины.
а правда в том, что степень риска - увы - зависит от вины.
на брудершафт - как непорочно, едва коснувшись краем рта.
я покалечен этой ночью, в мгновенье страшного суда.
открыт твоим прикосновеньям. целуй меня. где хочешь. тварь.
пусть длится страшное мгновенье и расцветает киноварь.
так красота важнее смерти, пусть будет, как писал поэт:
Ночь. Улица. Осколки света. Кровь на камнях. Исхода нет.

@темы: dark

14:23 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Хочу заметить, что дело плохо:
Сентябрь подкрался, как зверь, бесшумно.
Ты мне приснилась сегодня, кроха,
Спустя два года… не слишком умно

С твоих позиций. Я знаю, знаю,
Что mea culpa и все такое,
Что все иллюзии умирают,
И писем смерти писать не стоит.

Мне страшно, кроха. Все изменилось.
Стальные стены моей темницы
Опять пропахли сухой ванилью,
И ты повадилась ночью сниться.

…На рубежи поднимался гордо,
Смеялся дерзко, не ждал пощады,
Рубил наотмашь чужие морды,
Удара в спину не ждал… а надо.

К чему я это… ты знаешь, кроха,
Меня убили в начале мая.
Кто плохо жил, тот и помер плохо.
Прости, так вышло. А я - прощаю.

@темы: dark, Марди-Гра, личные посвящения

17:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Страх, захлестнувший мне горло гитарными струнами,
Плещется где-то под кожей, холодный, колкий.
Будущее - тот же боггарт, и древними рунами
Не оживить голосов, что когда-то смолкли.

В красных шелках заблудилось чужое безумие,
Плачет и пляшет на шпильках тахикардии,
Тычется кошкой в улыбок изгибы безлунные,
Окна разбитых глаз не закрыв гардиной.

Капля за каплей - помедли, не слушайся капельниц,
Капли - в клепсидру, со звоном - постой же, время,
Капли сердечные - так продаются предатели
Каплям любви... И разбитое долга бремя

В прах, засыпающий горло до крика хрипящего,
Скрипом - шаги, не провалятся доски пола.
Я так хотел настоящее... черт, настоящего!
...только стихает вдали саксофона соло.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Кантальский виноград

05:55 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Иногда оно бьется в груди так сильно, что, мне кажется, скоро сломает ребра,
Я держу тебя, будто на Фермопилах, сумасшедшая, подлая, будто кобра,
Ненавистная, сучка, за что ломаешь? Я же так тебе верил, а ты мне - в спину,
И с оттяжкой, по календарю до мая... Я не выдержу. Скоро сломаюсь. Двинусь.
И начнутся истерики, проза, сопли - и конечно, стихи. С остановки сердца
Хреноматерные донесутся вопли. Это ты виновата в моей, блядь, смерти.
Это ты все сломала. Ты дрянь, паршивка, я тебя ненавижу, ты слышишь, стерва?
В старых строчках "Пророка", из той подшивки, я читал, что любовь не бывает первой.
И теперь - лучше Круцио, как-то легче, чем терпеть, как ломает тараном боли
Мне грудину, как доза короткой встречи позволяет дожить до утра на воле,
Что такое свобода? Фигура речи. Для зажатых в тиски - не надежда. Вера.
Кто там где-то писал, что безумье лечит? Я забью ему в глотку всю эту ересь.
Раны сердца сшивают гордыни ниткой, может раньше глупее был... дозу, срочно.
Просто страсть вместо грез оказалась пыткой.
"я люблю тебя. sorry. я не нарочно".

@темы: Чистая кровь, Кантальский виноград, личные посвящения

00:13 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
На лунную волну ложиться гулкой,
Минорной нотой колдовского сна
И в лондонских полночных переулках
Вальсировать - там властвует Луна

Над ночью и сердцами безраздельно.
Так слушай ветер - сумрачный эфир
Тебе несет напевы колыбельной,
Жемчужным светом заливая мир.

В домах, где гаснут свечи полусонно,
Сплетаются в объятиях тени снов
И тихим мелодичным перезвоном
Откликнется узор моих оков,

Обвивших грудь серебряною сетью,
И сердца стук ложится в вальса ритм.
Услышишь ли напев любви и смерти,
И этой ночью - станешь ли моим?

Укрылся в темный бархат долгий вечер,
Но меж страниц вальсируют мечты
Напевами любви, желаньем встречи,
И грезами, в которых только ты.


Колыбельная для любимой

Тема: Мужчина и Женщина
Автор плэйкаста: redisca
Создан: 20 августа 2010 22:13


За плэйкаст спасибо redisca

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Кантальский виноград

16:01 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Здесь, в темноте бессмысленных часов,
Холодная тоска пустого дома,
И сердца сон напоминает кому,
Где пыльный склеп задвинут на засов.

Безропотно встречаю в тишине
Колоколов полночных перекличку,
И гаснет только вспыхнувшая спичка
От холода, царящего во сне.

Живых страстей забыт веселый пир,
Рассвет далек, и биты карты счастья
Ударами сердечного ненастья,
Кошмарным сном объявшего мой мир.

Встречаю в одиночестве, скорбя,
Рассвет чернее ночи - без тебя.

@темы: dark, Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

14:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мэйсу, в уплату долга)


Гулкий мрак подвалов. Чадящий факел,
Темноты касаясь, едва дрожит.
Не смотри с улыбкой, седой оракул,
Ты же знаешь, что я хочу спросить.

Отвечай мне, старец, я жажду знанья!
Отвечай мне прямо, начистоту.
Пусть твое последнее предсказанье
Подведет под жизнью моей черту.

Отвечай, прошу. Не молчи бесстрастно,
Я хочу узнать у тебя ответ,
Как на черном шелке возлягут масти,
Как на небе птицы оставят след.

Говори, проклятый, не стой с улыбкой,
Что сулит мне завтра?.. Победа? Крах?
- На ладонях сердца твои ошибки.
И чужое сердце – в твоих руках.

@темы: dark, личные посвящения

03:43 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Оставим сопли, забудем чувства,
Смеяться поздно, рыдать - маразм.
Язык отрезан, меж ребер пусто,
Сентиментальность сменил оргазм.

Слова бывают больней пощечин,
Ты прав, мон шер, такова цена -
Горящей страстью наполнив ночи,
Наутро выясним имена.

Молчать о прошлом, молчать о вечном,
Смеяться молча, и в тишине
Не обжигаясь, потушим свечи,
Ловя губами огонь в огне.

Плачу по счету - за ложь, бесспорно.
Так даже лучше, ты в общем прав.
Скользит рубашка с плеча покорно.
Ты побеждаешь. Я проиграл.

@темы: Кантальский виноград, dark, Чистая кровь, личные посвящения

14:38 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я целую ее глаза - обреченно, бездумно, страстно.
У нее меж ресниц - огонь, цвета крыльев вороньих - бровь,
У нее за корсажем сталь, на удары похожи ласки.
Кто ее не любил хоть раз, тот не знает, что есть любовь.

Вдоль по склонам струится пыль, вздох июля и сух, и жарок -
Приклонились друг к другу две нежных яблони на холме,
В реку быструю два ручья заплетались влюбленной парой,
В пене кружев, в жасмине звезд - снова вышла она ко мне.

У нее вместо сердца - бриз, губы горьки, как травы мая,
Но в тоске одиноких дней, в лихорадке весенних снов,
Мне не нужно чужих невест - я одну ее обнимаю,
Изолгавшись вконец о том, что не жажду любви оков.

Ночь швырнет в холод пальцев - дрожь, в ребра - пламя, в ресницы - воду,
Потушить бы все эти сны и рассудком одеться в сталь.
Эту... с пламенем вместо глаз, двадцать лет я зову Свободой
И люблю ее потому, что иного господь не дал.

@темы: dark, Чистая кровь, Кантальский виноград

11:27 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Время десять ноль-ноль, снова утро - и тут как хочешь,
Мне сказали, что умер я позапрошлой ночью,
Отписав наследство шлюхам и лицедеям,
В знак того единственного, что я умею.

У надгробья посажены чопорно-злые розы
Ало-черно-бордовые, в точных цветах некроза -
Жалко, не прижились, только корни пустили в раны
От которых при жизни пахло смехом и марихуаной.

Крышку гроба забили чечеткой на метр под землю,
И сказали - вкури, чувак! Я ответил - внемлю,
И еще завещаю - забить на рассвете гвозди
В той земле, где медовым цветом налиты грозди

И напевом гортанным зефир убаюкал горы.
Люди в пафосно-черном придумали, будто горе
Их терзает, как коршун, а сердце все реже бьется...
...только знай, я не умер. Я просто ушел за солнцем.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь

13:35 

* * * (баловство с рифмой скорее...)

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Темная во-да
Скроет тепло рук.
- Помнишь меня?
- Да.
- Кто я тебе?
- Друг.

Где-то в груди - сталь,
Двадцать и шесть лет.
- Веришь в любовь?
- Да.
- Веришь в меня?
- Нет.

Нежная звез-да,
Падает вниз, в снег.
- Сердце мое…
- Да?
- Хватит борьбы.
- Нет!

Смертью навсег-да
Плечи сожмет мрак.
- Помнишь меня?
- Да.
- Кто я сейчас?
- Враг.

В сердце кусок льда,
В душах чужой свет.
- Любишь меня?
- Да
- Будешь моим?
- Нет.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

16:44 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Меж деревьев сонное марево
Омывает прибоем сад.
Запах книг, пергамента старого,
Антрацитовый мрачный взгляд.
Под диагнозом «соучастие»
Слишком просто сердца разбить.
Только, знаешь, не подчиняйся мне,
И, пожалуйста, не люби.
Все мы, в принципе, уголовники:
Позабыли добро и зло,
Но прощаться легко с любовником,
А с возлюбленным – тяжело.
На руках, украшенных Меткою,
Кровь и пепел, кто с нами – свой.
Слуги Змея, братья и смертники,
Меж могил прорастем травой.
Но за гранью пафосно-вечного –
Целовать бы тяжелый взгляд,
Слушать соло ритма сердечного
И смотреть в полуночный сад.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

10:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Легким ветром о стекла биться,
Ударяясь то в смех, то в плач.
Не влюбиться бы… не влюбиться,
Ошалев от его тепла.
Перемешивать сахар с перцем,
Разбирая узор защит,
Целовать до экстаза в сердце,
Точно зная - не закричит.
Блядь-фортуна отбросит пяльцы,
Бестолково сорвется вскачь.
До надлома сжимает пальцы
Обожаемый мой палач.
Биться ветром в броню ограды
В хороводе весенних дней.
И ловить, обжигаясь, взгляды.
И влюбляться – сильней… сильней.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

10:03 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Слезы - в чем-то вода, если тщательно смежить веки,
То никто не узнает, и два к одному не сложит.
Я один поднимался, один под дождем и снегом,
И заставить меня покориться - никто не сможет.

Бестолковых эмоций шальные, как птицы, стаи,
На рассвете ворвутся в окно и тоску разбудят.
Будет лето в тюльпанах и лед на ручьях растает,
Будут ночи без сна - но, похоже, меня не будет.

В синих-синих озерах играет дорога света,
Там смеется звезда и поет соловей - душевно.
Мне стеклом встала в горле чужая душевность эта.
Тем, кто голову не склоняет - ломают шею.

Но часы в Кенсингтоне пробили - пора в дорогу,
Остров Нетинебудет - налево, а смерть - направо.
Я возьму тебя за руку, можно? Я ненадолго...
Навсегда - это вовсе ведь и не долго, правда?

@темы: dark, Кантальский виноград, Чистая кровь

01:31 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сплетаются тени на белой стене -
Ты ждал меня, правда? Иди же ко мне.
Сквозь вены продетые чувства - лови
Свидание первое мертвой любви.

Распахнута склепа хрустальная дверь,
Ты ждал меня, знаю - люби же теперь
Клеймо поцелуя на мраморном лбу,
Жемчужный венок в белоснежном гробу.

В осколки разбиты цветные мечты,
Ты звал меня, правда? Дозвался - не ты.
Душе белоснежной, не ведавшей лжи,
Разбитое сердце в ладони вложи.

Я в трепете утреннем мокрых ресниц,
Я в грезах багровых закатных зарниц,
Я боль твоя, свет твой, мечта и наркоз,
Безудержной первой любви передоз.

Не бойся отдаться слепящей Луне,
Ты ждал меня, мальчик - иди же ко мне.
В объятиях смерти познай - c'est la vie,
Биение сердца воскресшей любви.

@темы: dark, Кантальский виноград, Чистая кровь

00:21 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Честность ценится хоть в чистилище, хоть в раю.
Злость и искренность в странном имени.
Я прошу тебя, удержи меня,
На мгновение удержи меня на краю.

В заточении не сломается меч стальной –
Век беспамятный за мгновение,
Чьей-то смерти прикосновение,
За тюремною, мать ее растак, за стеной.

Жребий сыгранный, дух заложенный в тайный круг.
Лгать не выдержу, зря надеялся,
Кровь горячая, сердце смелое,
Слишком смелое, осторожнее… слышишь, друг?

Нет спасенья мне ни в чистилище, ни в раю.
Тьмою избранный, Тьмою меченный,
С Тьмой кровавой на веки венчанный,
На прощание задержи меня на краю.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

04:07 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Шуршит вода по белесым стенам,
Сквозь шторы щурится глаз Луны:
Хотел бы счастье пустить по венам,
Мешает только клочок вины.
Цветным мелком на душе покорной
Пишу, что шансы равны нулю –
Займем места и возьмем попкорна,
Чтоб наблюдать, как мое «люблю»
Улиткой робкой ползет по склону,
Щенком заглядывает в глаза.
Улыбки вспышка и нота стона –
Ложь и притворство, как ты сказал.
В тисках апреля дрожат запястья,
И слишком пусто без этих слов:
Я рву зубами из звездной пасти
Свою – придуманную! – любовь.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

Wind's Tales

главная