Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:40 

февраль

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В белоснежном плену уснули
Гладиолусы до весны.
Я хочу, чтобы Вас вернули…
Вы - сейчас же - мне так нужны!
На ресницах ванильный иней,
Блики льдистые, злые сны…
Черный кофе под снегом стынет.
Вы немедленно мне нужны.
В зеркалах ледяного плена,
В хрустале голубом – усни,
Замерзая в своей вселенной,
Вы беспамятно холодны.
Лондон плечи мостов сутулит,
Ожидая бича войны.
Ах, скорее бы Вы вернулись!
Вы по-прежнему мне нужны.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь

16:03 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Она хранит своего дракона – Отелло вчетверть не так ревнив. Из льда и снега ее корона, мрачнее ночи - речитатив.
Он дышит пламенем, строен станом, и носит черных доспехов сталь – пред ним любой на колени встанет и обратится алмаз в хрусталь.
Они красивы женатой парой, но тонких пальцев белесый лед – снежинкой тает в драконьем жаре и скован вьюгой его оплот.
Она его обожает страстно, но страх огня убивает страсть – под белоснежной холодной маской таится ужас навек пропасть.
Он на руках бы носил подругу, но задолбался ее искать – попробуй, нахрен, обняться с вьюгой и глыбу льда уложить в кровать.
Они застыли рука об руку – дракон и дева, огонь и лед, Князь Тьмы и Снежная Королева – любовь без счастья, бой без побед.

@темы: Руна Льда, личные посвящения

03:28 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Тонкий каблук пробивает гортань уколами,
Прячется в пальцах полоска опасной бритвы.
Долг будет красен, увы, не сусальным золотом
И почему-то уже не помогают молитвы.

Склепы надежд встречаются чаще, чем искренность:
Время смеяться и всхлипывать над курганом.
Что-то рассыпалось – злом, осколками, искрами.
Что-то свернулось мохнатыми – нет? - сурками.

Ладно. Сдаюсь. Принимайте капитуляцию.
Мне надоело играть и вообще достало.
Где расписаться? Передал информацию.
Передавай привет из огня и стали.

Гроб перевяжут ленточкой с белым бантиком.
Ночь холодна как могила и сердце воет.
Все-таки Эрик был чертовски наивным романтиком,
А что касается дождя – то ему не будет покоя.

@темы: dark

03:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я - сталь. Я пустота доспехов гулких.
Я - лед на глади зимнего пруда.
Я - эхо опустевших переулков,
От крови проржавевшая вода.

Меж пыльных сундуков благополучья
Рассыпаны орнаменты оков.
"Ты будешь самым сильным, самым лучшим.
Ты не познал ни жалость, ни любовь".

Глаза любви - бездонно-голубые,
Предательства - медовый нежен взгляд.
Влюбленностью горят глаза любые,
И лишь в зеленых стынет темный яд.

Короткий выдох боли вместо стона,
И в льдисто-снежном сердце декабря -
Бессмысленно люблю. Сбиваюсь с тона.
Срываюсь со струны.
С обрыва.
Зря.

@темы: dark

05:05 

колыбельная для сына

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В пламя! Боги велели
Миру гореть геенною.
Спи в своей колыбели,
Скован дремою ленною,
Сын мой, свет приносящий,
Мальчик-звезда заутрени…
Завтра – кара уставшим,
Мир, грехами опутанный,
Камнем из пращи пущен -
Детской невинной шалостью…
Будешь лучшим из лучших,
Ты не узнаешь жалости.
В пламя – сонное зелье,
Спи, любовь моя звездная,
Тяжким будет похмелье,
Пробуждения – поздними.
Сын, так боги велели:
Кровью росам окраситься.
Ночь. И спит в колыбели
Смерть – звезда наша ясная.

@темы: dark

05:39 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Забудьте, мой друг, детали,
Но в этот тревожный час
Шальные ветра Кантали
Несут мне привет от Вас.
Единственная отрада -
В надежде, что я вернусь,
Кантальского винограда
Чуть терпкий медовый вкус
Ласкал поцелуем губы.
Жестоки разлук ветра,
Их прикосновенья грубы,
Но в лондонское "вчера”
Вступаю беспрекословно,
Как будто бы ради Вас
И связи безбожно кровной.
Фальшивый парижский вальс -
Как парадоксально, верно?
Французский далекий край
Постыл Вам, мон шер, безмерно.
Туманный английский рай
Всем сердцем отверг я гневно,
Едва лишь узрев Уэльс...
Простите мне злость и ревность.
Я верен. Я буду здесь.
И чести семейной узы
Блюсти как святой обет
Клянусь. На крови французской,
Средь лондонских стылых лет.
Не жду от судьбы награды,
Хандра и слепая грусть
Кантальского винограда
Вовек не изменят вкус.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь

04:37 

Депрессия

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Под навесами снегопадов
Я встречаю Ее поклоном.
Их Сиятельство недовольно
Настроения перепадом.

Я подал бы Ей локоть, что Вы,
Это вежливость, ах, свиданье!
Но, красавица на выданье,
Пусть она предпочтет другого.

Я встречаю Ее веками,
На вокзалах, аэродромах,
Средь толпы и в местах укромных.
Я слежу за Ее руками,

Меж которых порхает вьюга.
Их Сиятельство смотрит нежно,
Я поил Ее кровью свежей,
А Она оказалась сукой.

На перронах и на причалах,
Словно призрак седой неволи,
Я терплю поцелуи боли,
Припорошенный снегом талым.

И молю беспрестанно Бога,
Меж руин серо-душных зданий:
Пусть, красавица на выданье,
Мне навек предпочтет другого.

@темы: dark

04:28 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сегодня дождь. И шорохи ночные
Касаются неласково во сне,
И дремлет человечек на Луне,
И тень бросают облака стальные.

Сегодня дождь. Ненастная погода,
Все холодней дышать. Все холодней.
И плачет человечек на Луне,
И меж домов смеются идиоты.

Сегодня дождь. Благообразна с виду,
Внушает страх тупая скука дней.
Смеется человечек на Луне
И думает опять о суициде.

Сегодня дождь. Унынье. Боль. Беда.
Кому ты лжешь?... Сегодня нет дождя.

@темы: dark

01:41 

Love

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
(ответ на Slow Dance Арнаутовой М)

Над проливом Ла-Манш, где заутрени слышится звон,
И над Кельнским Собором в безмолвии талых рассветов,
Меж уэльсских холмов, где рифмуют Биг Бен и Биг-Бон,
Разгорается нежно две тысячи сотое лето.

Этот вечный мотив, золотистый, рубиновый, злой,
Нежно-сливочный, горький, как волны холодного моря,
Бирюзовый и черный, и пряный, чужой и родной,
Заставляющий петь от восторга и плакать от горя.

И пока будет думать, дышать хоть один человек,
Будет жить и святое томленье сердечного плена.
Между стонов и строк, теплых губ и приподнятых век,
Будь вовеки, Любовь - бесконечна, безумна, нетленна.

@темы: личные посвящения

00:27 

поселился тут.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Желающих жду в гости)
Эол Ветер на сервере Стихи.ру

06:15 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Время - утро. Огрызок бездонной ночи.
Где-то слева от легкого - кровоточит
И сбивается в стон сарабанды - справа,
Но коней не меняют на переправе.

Боль - не слово. Звучание, выдох, буква,
Вкус металла в раздавленной капле клюквы,
Ожиданье объятий в огне отравы.
Вы, зачем Вы опять оказались правы?

На эскизах - штрихами темнеет профиль,
На бумагу бездумно ложатся строфы
И бледнеет заря, выступая павой
Над полями, где ветер целует травы.

Значит, утро. На кончиках пальцев - фразы
О любви, доброте и другой заразе.
И сбоит где-то слева. А может, справа.
Вы, за что Вы опять оказались правы?

@темы: dark, Кантальский виноград, Чистая кровь

01:34 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мне виделся мир, /раздавить каблуком?/
Ты бритвенно-острым родился клинком,
Шальная усмешка на бледных губах
И тонкость ударов, ввергающих в прах.
Легенды вписали в объемистый том,
Меня отковали - о, боги - щитом.
Тяжелым, окованным сталью щитом,
/ты помнишь, о нежный, что было потом?/
С серебряным кантом по краю судьбы,
Которую мне никогда не забыть.

В твоих волосах умирает закат,
Меж шелковых прядей навеки распят -
И море, качая зенита лучи,
Укрылось в глазах, где усмешка молчит,
Рождаясь на чувственных бледных губах...
Я - смертью, металлом и кровью пропах,
В белесую дымку укрыв меж ресниц
Стальные глаза и падение ниц
Пред троном Огня, что объял всю страну
И душу мою, что навеки в плену
...У глаз, цвета моря в сиянии дня,
У локонов шелковых цвета огня.

Миры прогибались, в оковах тоски,
Ложились ковром под твои каблуки.
Я - рядом стоял до последней черты
Империй, над коими властвовал ты.
Диктату однажды настанет конец -
И с рыжих волос драгоценный венец
Снимал победитель, уверенно-ал
От крови и власти, которых алкал.
И часом последним, с мечом в животе,
Держа твою руку, я отдал мечте
Минуты надежды и тайный уют,
Который меж смертных любовью зовут.

И мертвенно-бледные пальцы сплелись
В последней секунде, как тающий бриз -
Я жил еще миг и смотрел в небеса,
Последнюю просьбу заре вознося -
Чтоб жить просто так, без война-вечный-бой,
Касаться тебя, быть навеки с тобой,
С утра прикасаться к горячей руке,
Чертить имена на прибрежном песке,
Чтоб запахом кофе, уюта, тепла
Навек нас венчала посмертная мгла...

...Так яркая греза прервала мой сон,
В котором я - веришь? - судьбой оплетен
На двадцать шестое, октябрьского дня,
Где спит мой возлюбленный, что из огня.

@темы: личные посвящения

23:28 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сегодня тридцатое сентября и – чужие лица
Неверяще смотрят на чудо, что создается.
Твой робкий зрачок в светло-серых моих бойницах
Стократ отражен, и теперь палачу неймется
Проникнуть все глубже в колодцы души, молитва
Пульсирует в искрах на темных, как ночь, ресницах.
Смотри, как меж ребер прицельно порхают бритвы,
Вскрывая все то, что иным лишь в кошмарах снится.
Все глубже в тебя – и каштаново-золотисты
Покровы души, я швыряю их прочь - как жарко -
Рокочет прибой, и стрела с мелодичным свистом
Целует сердечный удар, оставляя арку
Прохода вовнутрь, где дрожит и сияет эго
Мгновенно воздвигнутым мраморным обелиском.
Мерцает надежда нетронутым первым снегом,
И искры дрожат в серебристо-стальных бойницах.

@темы: личные посвящения

04:34 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
И сказал бы, что нет тут ни правых, ни виноватых,
Что за все отвечать тому, кто раздал приказы,
Только уши у пострадавших забиты ватой,
А предательство души клеймит посильней проказы.

Я бы меч опустил и держал лишь твое запястье,
Плюнул в карту сраженья и вышел, захлопнув двери.
Но кровавых разводов узор на твоем подвенечном платье
Говорит, что война на пороге. А я не верю.

Я хотел бы теперь обнимать и ласкать, не мучить,
Научиться смеяться и кнут отшвырнуть, как гада...
Но судьба затянулась на горле сильней и круче,
Чем на казни - петля. А теперь не смотри. Не надо.

@темы: Серебро

04:20 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Маске не в кайф смеяться, губы как мрамор бледны,
Я убиваю словом, ты исцеляешь лаской,
Гаснет закат лиловый, будто в волшебной сказке.
Сплав получился адский из серебра и меди.

Будет любовь невинна, будут чисты молитвы,
Мир полыхнул зеленым, змеи выводят трели
Пахнет давно паленым, видно мосты сгорели
Будет еще охота до королевской битвы.

Смерти прикосновенье вырвало чье-то сердце.
Ты на могилу боли душу кладешь бессильно,
Я на кровавом поле зло рассыпал обильно.
Было одно мгновенье, чтобы навек согреться.

Нежная, словно роза, девушка будет сниться,
Нож обагрится алым, терпким брусничным соком,
Чаша полна напалмом – верно, выходят сроки.
Буду хорошим другом. До роковой границы.

@темы: Серебро

02:00 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Dvar-rry в подарок

Здесь ночи стали длиннее дней:
О чем напевы твои в тиши?
Тускнеет ярость моих огней,
И снег осенний запорошил
Тот блеск, которым светилась сталь,
В бою последнем… Гордыни яд,
Ты пропитал меня насквозь. Жаль,
Что мир настал и окончен ад.

Здесь ночи стали длиннее слов:
А помнишь, как шелестел дурман,
Когда мы крались к домам врагов,
Нас спрятал лес и укрыл туман.
А помнишь, как согревала кровь
Сплетенных рук молодой альянс,
Когда курган из чужих голов
Сложили мы под древесный наст?

Здесь ночи стали длиннее мук,
Доспех заброшен в тайник под печь,
Уныло сохнет на стенке лук,
И над камином ржавеет меч.
Укрылся пылью дорожный плащ,
Подругу-сталь изведет жена.
Забыл возлюбленный, хоть ты плачь,
Как кровь врага на губах вкусна.

Здесь ночи стали длиннее снов.
Мой друг возлюбленный одинок –
Ему отдал бы свою любовь,
Но так уж вышло, что я – клинок.
Стальных объятий опасен круг,
Сожми в прощании рукоять –
Прошу, меня уложи в сундук,
В чехол, как в саван, забыв объять.

@темы: dark

05:33 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Меж прожилок на ветках вишни
Кровь пульсирует, терпкий сок.
После крика слова излишни,
Остается стрелять в висок.

Там, где ветер целует море,
Ярких рыбок пасется рой:
Звал по имени, (без укора),
Зарывая в земле сырой.

В белом платье навстречу вышла
Та, с косою через плечо…
Ты, сердечная, соком вишни
Залила меня горячо.

Там, на ветках, весною дальней
Прорастает вишневый цвет.
Как случилось, мой друг печальный,
Что тебя под ветвями нет?...

Там, где море холодным плеском
Размывало твой легкий след,
Я дождался свою невесту,
Ту, с косой, где вишневый цвет.

@темы: dark, Серебро

05:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Время – холодом, дрожью, рассыпав осколки льда,
Хочешь – будет твоим, а не смог удержать – отдай,
Карты в руки и дулом к виску – эй, а ты куда?
Далеко-далеко, на чужих небесах не взошла звезда.
Сердце, туш! Темнота лепестка на коже – да, навсегда.
…Только в легких все плещет, все шепчет морская вода…

@темы: личные посвящения

17:36 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Если просто отбросить все эти долбанные эмоции,
Останется черный цвет неразделенного чувства.
Я отплываю в яблоневые сады – хранителем или лоцманом,
Но где-то внутри с каждым днем все более пусто.

Полночь захлестывает, крутит шелковой плетью
Запахом крови и стали, и вместо шрамов - кровавые полосы.
Мне ли бояться всех этих отчаянных игр со смертью?
Я говорю, что люблю ее. У нее черные волосы.

Тема надежды – под ключ, так ключи под темными водами
Холодом резким пловца утягивают на дно.
Шелк твоей кожи, звук выстрелов, дым сигарет – не угодно ли?
Я забываю, как меня звали. Мне все равно.

Смехом далеким отзываются горы окрест зеленые,
Ветер несет запахи апельсиновых снов.
Бездна смеется в твоих глазах, темнота раскаленная
Ставит на сердце паленым клеймом «любовь».

@темы: Кастель Амор

03:08 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Чужое счастье – больная птица.
Куда ты, блядь, на картонных крыльях?!
Нет сил кидаться, смеяться, злиться,
И рассыпаться трехцветной пылью.

Тасуя роли, привычки, маски,
Хвататься нервно за шприц с надеждой:
Вернется сила, воскреснет сказка,
И станет счастье – моим – как прежде.

Но лепестки триколора вянут,
Всей лжи не хватит для жизни вечной.
Рыдать не буду. Молить не стану.
Фургон разбился – уйду по встречной.

@темы: Марди-Гра, dark

Wind's Tales

главная