• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
04:20 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Маске не в кайф смеяться, губы как мрамор бледны,
Я убиваю словом, ты исцеляешь лаской,
Гаснет закат лиловый, будто в волшебной сказке.
Сплав получился адский из серебра и меди.

Будет любовь невинна, будут чисты молитвы,
Мир полыхнул зеленым, змеи выводят трели
Пахнет давно паленым, видно мосты сгорели
Будет еще охота до королевской битвы.

Смерти прикосновенье вырвало чье-то сердце.
Ты на могилу боли душу кладешь бессильно,
Я на кровавом поле зло рассыпал обильно.
Было одно мгновенье, чтобы навек согреться.

Нежная, словно роза, девушка будет сниться,
Нож обагрится алым, терпким брусничным соком,
Чаша полна напалмом – верно, выходят сроки.
Буду хорошим другом. До роковой границы.

@темы: Серебро

02:00 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Dvar-rry в подарок

Здесь ночи стали длиннее дней:
О чем напевы твои в тиши?
Тускнеет ярость моих огней,
И снег осенний запорошил
Тот блеск, которым светилась сталь,
В бою последнем… Гордыни яд,
Ты пропитал меня насквозь. Жаль,
Что мир настал и окончен ад.

Здесь ночи стали длиннее слов:
А помнишь, как шелестел дурман,
Когда мы крались к домам врагов,
Нас спрятал лес и укрыл туман.
А помнишь, как согревала кровь
Сплетенных рук молодой альянс,
Когда курган из чужих голов
Сложили мы под древесный наст?

Здесь ночи стали длиннее мук,
Доспех заброшен в тайник под печь,
Уныло сохнет на стенке лук,
И над камином ржавеет меч.
Укрылся пылью дорожный плащ,
Подругу-сталь изведет жена.
Забыл возлюбленный, хоть ты плачь,
Как кровь врага на губах вкусна.

Здесь ночи стали длиннее снов.
Мой друг возлюбленный одинок –
Ему отдал бы свою любовь,
Но так уж вышло, что я – клинок.
Стальных объятий опасен круг,
Сожми в прощании рукоять –
Прошу, меня уложи в сундук,
В чехол, как в саван, забыв объять.

@темы: dark

05:33 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Меж прожилок на ветках вишни
Кровь пульсирует, терпкий сок.
После крика слова излишни,
Остается стрелять в висок.

Там, где ветер целует море,
Ярких рыбок пасется рой:
Звал по имени, (без укора),
Зарывая в земле сырой.

В белом платье навстречу вышла
Та, с косою через плечо…
Ты, сердечная, соком вишни
Залила меня горячо.

Там, на ветках, весною дальней
Прорастает вишневый цвет.
Как случилось, мой друг печальный,
Что тебя под ветвями нет?...

Там, где море холодным плеском
Размывало твой легкий след,
Я дождался свою невесту,
Ту, с косой, где вишневый цвет.

@темы: dark, Серебро

05:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Время – холодом, дрожью, рассыпав осколки льда,
Хочешь – будет твоим, а не смог удержать – отдай,
Карты в руки и дулом к виску – эй, а ты куда?
Далеко-далеко, на чужих небесах не взошла звезда.
Сердце, туш! Темнота лепестка на коже – да, навсегда.
…Только в легких все плещет, все шепчет морская вода…

@темы: личные посвящения

17:36 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Если просто отбросить все эти долбанные эмоции,
Останется черный цвет неразделенного чувства.
Я отплываю в яблоневые сады – хранителем или лоцманом,
Но где-то внутри с каждым днем все более пусто.

Полночь захлестывает, крутит шелковой плетью
Запахом крови и стали, и вместо шрамов - кровавые полосы.
Мне ли бояться всех этих отчаянных игр со смертью?
Я говорю, что люблю ее. У нее черные волосы.

Тема надежды – под ключ, так ключи под темными водами
Холодом резким пловца утягивают на дно.
Шелк твоей кожи, звук выстрелов, дым сигарет – не угодно ли?
Я забываю, как меня звали. Мне все равно.

Смехом далеким отзываются горы окрест зеленые,
Ветер несет запахи апельсиновых снов.
Бездна смеется в твоих глазах, темнота раскаленная
Ставит на сердце паленым клеймом «любовь».

@темы: Кастель Амор

03:08 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Чужое счастье – больная птица.
Куда ты, блядь, на картонных крыльях?!
Нет сил кидаться, смеяться, злиться,
И рассыпаться трехцветной пылью.

Тасуя роли, привычки, маски,
Хвататься нервно за шприц с надеждой:
Вернется сила, воскреснет сказка,
И станет счастье – моим – как прежде.

Но лепестки триколора вянут,
Всей лжи не хватит для жизни вечной.
Рыдать не буду. Молить не стану.
Фургон разбился – уйду по встречной.

@темы: Марди-Гра, dark

10:40 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Через час ты очнешься, мой темный рыцарь
И поймешь, что вновь проиграл сраженье,
Что от крови и ярости не отмыться
И что злые ветра растерзали Дженни.
Но борьба остается приоритетом,
Хотя нервы посыпаны сладкой ленью –
Там, за морем, на сцене поют квартетом
И живет рок-н-ролл, хотя умер Леннон.
Нихрена тебе в принципе не досталось,
Хоть достойнее жить – нереально было,
А сейчас – как надгробье легла усталость
И крылата статуя на могиле.
Жаль, не куришь. Наркотик не скроет правды,
Через час ты очнешься, но будет поздно.
Не смеши меня, лайт, я имею право:
Даже больше, чем ты, если быть серьезным.
Праздник жизни начнется, мне надоело
Быть ублюдком надежды, рабом покоя…
Мои крылья, как знаешь, отнюдь не белы,
Но живое прекрасней, чем неживое.

@темы: Марди-Гра, dark

02:37 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В полночном саду,
Где пел соловей так нежно,
Я обнял мечту
Порывисто и поспешно.
Она же, смеясь,
Вонзилась ножом под ребра.
Фортуна моя,
Зачем ты глядишь недобро?

Я ласки искал,
Подчас отвергая честность,
И в холоде скал
Нашел цитадели место.
Там бьется волна
О мерзлые камни рока,
И тьмы пелена
Ложится на грудь оброком.

Фортуна моя,
Я мира искал и света,
Родные края,
Где вечно смеется лето,
Где будет светло,
Там сказке открыты двери...
…Мне нужно тепло,
В которое я не верю.

@темы: dark, Серебро

01:04 

Доминику.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Значит, время такое – кольцо сомкнулось,
Стрелки в прошлое крутятся, что за черт,
Но туннель к небесам обратился дулом,
Ну, а рыцарь , стало быть - палачом.

Значит, ложью – надежда, и нежность – болью,
Так спляши, Эсмеральда, такой фокстрот,
Чтобы сердце рассыпалось алой солью.
Я сожгу тебя, шлюха – и не ебет.

Значит, прочь тишину, пусть пылает жарче,
Пусть взовьется в небо и твой костер,
Лишь бы ревностью грело, горело ярче,
Лишь бы сладок был яд, да кинжал остер.

Значит, Ave Maria, dominus tecum,
Что, горбатый звонарь, ощерился зло?
Стали ласки ее – как удары стека,
И рабом Сатаны – божий раб Фролло.

@темы: личные посвящения, Кастель Амор, Белый Город, осколки миров

04:25 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
- Ваше Величество, розы цветут в саду
Алые, белые – бархатна ткань бутонов.
Нежно кружатся бабочки на лету,
Голову Смуты венчает теперь корона.
- Как холодна земля под корнями трав,
Давит на грудь белый мрамор, и нет покоя.
В чем, мой господь, пред тобою я был неправ?
В чем виноват я, господи, пред тобою?
- Ваше Величество… брат мой, любимый брат.
Конь твой вернулся, пустым оказалось стремя.
Тот, кого звал ты Всевышним, совсем не свят –
Ждать от Небес спасения – тратить время.
- Там, между юных деревьев, где склон холма,
Грежу цветными снами, им нет предела.
Здесь ли навеки ушла от меня она?
Здесь ли его растерзали за Божье дело?
- Ваше Величество, солнце в кровавый цвет
Нынче окрасилось, скорбью бокалы полны.
Двадцать девятый день Вас на свете нет,
Месяц назад забрала мое сердце Полночь.

@темы: dark, Белый Город, осколки миров

16:52 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Жребий истинный, сердце смелое,
Злом отплачено за добро.
Вместо алого снится белое,
Вместо золота – серебро.
Кто теперь с тобой ночи лунные
На причале пьет до зари?
Кто вплетается в сердце струнами
И губами в ласковый вскрик…
Ветер западный, смех рассыпанный
Мелким бисером по крыльцу.
В море синее черной рыбою
Не уплыть ему, подлецу.
Мне ли, блудному черту-дьяволу,
Поражение признавать,
Черпать ревность горькой отравою,
Из оливы весла ломать?
Имя ветра мне, гость безумия,
На пороге тихо шепни.
Я уйду дорогою лунною,
Светлый образ твой хоронить.

@темы: dark, Кастель Амор, личные посвящения

04:15 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Рассвета напев холодный
Светлее слезы младенца
Над миром разлился нежно,
Вселяя в сердца покой.
Но буря над бездной водной
Омыла тревогой сердце,
И солью морозно-снежной
Под веком мерцала боль.

Чуть свет пробудился разум
И голос медово-льстивый
Шептал, что окончен праздник,
Что сказке настал венец,
А я и не понял сразу,
Чего он хотел, скотина.
Послал его в пень, заразу,
И выдумал мир во сне,

Где в небо взлетали птицы,
Где замки вставали гордо,
Где жаркий оскал пустыни
И леса зеленый кров.
Мы бились на колесницах,
Смеялись во вражьи морды,
Мы были людьми простыми
И с нами была любовь.

…И било слепое горе
Наотмашь, пал на колени
Рассудок, пылали горы
И в сердце вползала дрожь,
Но там, где над алым морем
Прибой ласкает ступени
Я жду тебя, mi amore.
Я знаю, что ты придешь.

@темы: Кастель Амор

01:21 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Поверишь ли, мне, кроме тебя, никого не надо,
И ночи пропахли вином, апельсинами, медом.
Тогда почему раз за разом стоим мы на баррикадах
По разные стороны, месяц за месяцем, год за годом?

Тяжелыми волнами мне на плечи ложится море.
Кто верил, что ты - железный, тот врал, ты - нежный,
Прекрасный, как солнце, но mi amore,
Мне тоже навеки не стать ни стальным, ни прежним.

Когда революции флаги взметнутся под небесами,
Земля разойдется, и в пар обратятся воды -
Ты вспыхнешь огнем беспощадным - "нарвались сами!",
А я, обратившись льдом, утрачу свободу.

Но в летнем вине намешали огня и неги,
Отравлен любовью твоей, я забыл о долге -
Так в жарком аду пустыни, в покое снега,
Со мной будет счастье той ночи, как сказка, долгой,

Звездой на ладонях, огнем опаленной сути.
Что дальше - неважно, и пала Кастель-Аморе,
И в самом конце - я хочу быть в тебе в минуту
Когда вертолет мой внезапно взорвут над морем.

@темы: Кастель Амор

01:54 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Бьется в груди огонь все реже и реже,
С каждой минутой становится холодней.
Я опустился на твое побережье,
Вовсе не веря, что в жизни три сотни дней.

Там, где не больно - в углях еще что-то тлело.
Я набираю в рот надоевший спирт
И выдыхаю, чтобы оно горело,
Чтобы реалом стал бестолковый вирт.

Дышит полуночным холодом море мрака,
Время разбрасывать камни, печальный бриз.
Так повелось, что романтиков ставят раком
Все, кто желал себе белоснежных риз.

Срок мой почти исчерпался - жалеть не надо,
День угасает, но ночь завершит рассвет.
Бурные воды любые остроги сгладят,
Жаль, что от старости сердца спасенья нет.

@темы: Кастель Амор, dark

03:36 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Лучшему из урук-хай)

Лазурное с золотом небо коснулось земли,
Рассветными трелями птиц отзовется остров:
Смотри же, герой, белокрылые корабли
В туман небытья удаляются клином острым.
Взгляни на меня, старый друг - от рожденья слеп
Я вижу в груди твоей сердце, а зрячий в страхе
Шарахнется прочь и уронит в волну свой хлеб.
Имея глаза, люди слепы, как черепахи
В полночной воде, где рождается песни звук.
А ты - жарким треском костров, распаленных летом,
Гортанным напевом былин, что с собой зовут
В иные миры, и живым откровенным светом
Согрел мой хрустальный чертог - говори еще,
Пусть сталью о сталь зазвучит твоя песня, смехом
Вплетется в нее разговор, и потерян счет
Убитым врагам и пробитым в бою доспехам.
Улыбки твоей знаю мысленно каждый миг
И чуткие кончики пальцев кладу на губы -
Когда ты смеешься, то солнца пугливый блик
Скользит по глазам, и тепло, что обычно скупо
Дается ветрам, обнимает небесный круг...
Так здесь, на вершине горы, в колыбели солнца,
Эолова арфа поет о тебе, мой друг,
И клин кораблей белокрылых напев уносит.

@темы: личные посвящения

02:38 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Это почти такая же астрономия,
Как и гаданье на плесени от Дор Блю:
Знаю, что получу по физиономии,
Но не люблю, не люблю я их, не-люб-лю.
В этих закатах теряется понимание
Сути и мысленной связи между людьми.
Выключи свет и спасибо всем за внимание,
Мой нихрена-не-догнавшийся сисадмин.
Идол чужой не рождает экстаза пламени,
Да и молитв не пойму нифига вообще.
Кровью на золотисто-зеленом знамени
Будет начертано "Все суета сует".
Я под твоими пальцами, будто статуя
Нежен, и жарок, как мой холодильник "Зил".
Раз уж ты кончил, то надо отсюда сматывать,
Деньги на табуретке. Как ты просил.

@темы: dark

02:07 

Таре Дьюли.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Стихи - вода пополам с графитом, сквозь зубы сплюнут кровавый пот, но наши души металлом сшиты, мы будем вместе - и не *бет. Она смеется, играет, шутит - и знать не знает, как день за днем я умираю от этой мути, что мы Огнем иногда зовем. Она творит так легко, как дышит, меж букв взрывается новый мир, а я - крыло от летучей мыши, пищу морзянкой в пустой эфир, срывая дворники с Ламборджини, целую стекла ее очков, и если б звался я Аладдином, то пожелал бы ее стихов. Ее казна распахнулась настежь, она закурит - и дым в окно, а я сдыхаю от этой страсти, я про нее бы снимал кино, писал в газетах, строчил на стенах, молился богу, ее стихи - мои молитвы, и если вены однажды вскрою - простят грехи, когда я встану перед Иисусом и прочитаю ее стихи.

@темы: личные посвящения

03:43 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Открой глаза. Ни черный цвет одежды,
Ни мрачный взгляд - не стоят темноты.
Гордыня, погубившая надежду,
Не стоила того, что стоил ты.
Ты не был другом. Просто человеком,
Что шел вперед, мечту свою храня.
Погиб героем. Гибнут век от века.
Но ты - вот черт! - погиб из-за меня.
Песок пустыни жжет, как те оковы
Что в ваших песнях руки обожгли.
И горько знать, что два случайных слова
Две жизни пропалили до золы.
Иссохший труп держал в руках, взлетая,
Прокляв себя за то, что не сказал
"Прости". Прошу. Ну, так же не бывает.
Кор, черт тебя дери... открой глаза...

@темы: личные посвящения, dark, Кастель Амор

02:59 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мы были - раньше, любили - страстно
Ночей не спали и ждали чуда,
С насмешкой думали про опасность -
Но рокот времени, как Иуда,
Поцеловал, холоднее пепла,
Куда-то в сердце тоскливой дрожью.
Там, где когда-то рвалось и пело,
Клинок рассыпался пылью в ножнах.
Мы были - пламенем, ветром, морем,
Заката искрой в волне вечерней,
Но смерть от старости не оспоришь
И об колено не сломишь верность.
Один любил, забывая гордость
И ждал, потерян в далеком мире.
Другой, скрывая в улыбке подлость,
Ревнивой страстью измучил лиру.
А третий, пленник судьбы наследной,
Огонь сердечный развеял ветром.
Четвертый, тот, что пришел последним,
Любил, как жил, до порога смерти.
Литературным логичным ядом
Финал пропитан, гость опоздавший.
...Их трупы мы положили рядом.
Они посмертно лежат, обнявшись.

@темы: dark, Кастель Амор

22:42 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В тишине сохраненного слова забьется пульсом
Нитка прожитых дней, и становится холодней.
За пустою весной будет лето в ночных укусах
Чьей-то жалости, боли и памяти прежних дней.
Я смотрел с отвращеньем на пафосные доспехи -
Вспоминая чуть теплою кожей их злой металл,
И желал хоть на время остаться комочком смеха,
Неожиданно осознав то, о чем мечтал.
Власть на теле оставила рваных недлинных шрамов
Раскидную белесую сетку - но воину все равно,
Был бы золотом окаймленный портрет в тяжеленной раме,
Пьяный хохот атаки, багрово-соленое битв вино.
Не мое это все, понимаешь? Мне этой властью -
Костыли вместо ног, окуляры на месте глаз.
Я другим был, не помню каким, только тень той страсти
Иногда оживляет огонь, что давно погас.
Это небо зовет меня, знаешь, я стану легче
Чем зефирная сладость, пушистый обрывок туч,
Я хотел бы подняться в сиреневый нежный вечер,
И со смехом за огненный хвост ухватить мечту.
Только вспомнить нет силы - под новым доспехом злобы
Как сиял расцветающий ландыш иного дня,
Там где ныне под кость молотками забиты скобы
Не дающие гнуть мне спину... Прости меня.

@темы: dark, Кастель Амор

Wind's Tales

главная