• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:21 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Поверишь ли, мне, кроме тебя, никого не надо,
И ночи пропахли вином, апельсинами, медом.
Тогда почему раз за разом стоим мы на баррикадах
По разные стороны, месяц за месяцем, год за годом?

Тяжелыми волнами мне на плечи ложится море.
Кто верил, что ты - железный, тот врал, ты - нежный,
Прекрасный, как солнце, но mi amore,
Мне тоже навеки не стать ни стальным, ни прежним.

Когда революции флаги взметнутся под небесами,
Земля разойдется, и в пар обратятся воды -
Ты вспыхнешь огнем беспощадным - "нарвались сами!",
А я, обратившись льдом, утрачу свободу.

Но в летнем вине намешали огня и неги,
Отравлен любовью твоей, я забыл о долге -
Так в жарком аду пустыни, в покое снега,
Со мной будет счастье той ночи, как сказка, долгой,

Звездой на ладонях, огнем опаленной сути.
Что дальше - неважно, и пала Кастель-Аморе,
И в самом конце - я хочу быть в тебе в минуту
Когда вертолет мой внезапно взорвут над морем.

@темы: Кастель Амор

01:54 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Бьется в груди огонь все реже и реже,
С каждой минутой становится холодней.
Я опустился на твое побережье,
Вовсе не веря, что в жизни три сотни дней.

Там, где не больно - в углях еще что-то тлело.
Я набираю в рот надоевший спирт
И выдыхаю, чтобы оно горело,
Чтобы реалом стал бестолковый вирт.

Дышит полуночным холодом море мрака,
Время разбрасывать камни, печальный бриз.
Так повелось, что романтиков ставят раком
Все, кто желал себе белоснежных риз.

Срок мой почти исчерпался - жалеть не надо,
День угасает, но ночь завершит рассвет.
Бурные воды любые остроги сгладят,
Жаль, что от старости сердца спасенья нет.

@темы: Кастель Амор, dark

03:36 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Лучшему из урук-хай)

Лазурное с золотом небо коснулось земли,
Рассветными трелями птиц отзовется остров:
Смотри же, герой, белокрылые корабли
В туман небытья удаляются клином острым.
Взгляни на меня, старый друг - от рожденья слеп
Я вижу в груди твоей сердце, а зрячий в страхе
Шарахнется прочь и уронит в волну свой хлеб.
Имея глаза, люди слепы, как черепахи
В полночной воде, где рождается песни звук.
А ты - жарким треском костров, распаленных летом,
Гортанным напевом былин, что с собой зовут
В иные миры, и живым откровенным светом
Согрел мой хрустальный чертог - говори еще,
Пусть сталью о сталь зазвучит твоя песня, смехом
Вплетется в нее разговор, и потерян счет
Убитым врагам и пробитым в бою доспехам.
Улыбки твоей знаю мысленно каждый миг
И чуткие кончики пальцев кладу на губы -
Когда ты смеешься, то солнца пугливый блик
Скользит по глазам, и тепло, что обычно скупо
Дается ветрам, обнимает небесный круг...
Так здесь, на вершине горы, в колыбели солнца,
Эолова арфа поет о тебе, мой друг,
И клин кораблей белокрылых напев уносит.

@темы: личные посвящения

02:38 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Это почти такая же астрономия,
Как и гаданье на плесени от Дор Блю:
Знаю, что получу по физиономии,
Но не люблю, не люблю я их, не-люб-лю.
В этих закатах теряется понимание
Сути и мысленной связи между людьми.
Выключи свет и спасибо всем за внимание,
Мой нихрена-не-догнавшийся сисадмин.
Идол чужой не рождает экстаза пламени,
Да и молитв не пойму нифига вообще.
Кровью на золотисто-зеленом знамени
Будет начертано "Все суета сует".
Я под твоими пальцами, будто статуя
Нежен, и жарок, как мой холодильник "Зил".
Раз уж ты кончил, то надо отсюда сматывать,
Деньги на табуретке. Как ты просил.

@темы: dark

02:07 

Таре Дьюли.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Стихи - вода пополам с графитом, сквозь зубы сплюнут кровавый пот, но наши души металлом сшиты, мы будем вместе - и не *бет. Она смеется, играет, шутит - и знать не знает, как день за днем я умираю от этой мути, что мы Огнем иногда зовем. Она творит так легко, как дышит, меж букв взрывается новый мир, а я - крыло от летучей мыши, пищу морзянкой в пустой эфир, срывая дворники с Ламборджини, целую стекла ее очков, и если б звался я Аладдином, то пожелал бы ее стихов. Ее казна распахнулась настежь, она закурит - и дым в окно, а я сдыхаю от этой страсти, я про нее бы снимал кино, писал в газетах, строчил на стенах, молился богу, ее стихи - мои молитвы, и если вены однажды вскрою - простят грехи, когда я встану перед Иисусом и прочитаю ее стихи.

@темы: личные посвящения

03:43 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Открой глаза. Ни черный цвет одежды,
Ни мрачный взгляд - не стоят темноты.
Гордыня, погубившая надежду,
Не стоила того, что стоил ты.
Ты не был другом. Просто человеком,
Что шел вперед, мечту свою храня.
Погиб героем. Гибнут век от века.
Но ты - вот черт! - погиб из-за меня.
Песок пустыни жжет, как те оковы
Что в ваших песнях руки обожгли.
И горько знать, что два случайных слова
Две жизни пропалили до золы.
Иссохший труп держал в руках, взлетая,
Прокляв себя за то, что не сказал
"Прости". Прошу. Ну, так же не бывает.
Кор, черт тебя дери... открой глаза...

@темы: личные посвящения, dark, Кастель Амор

02:59 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мы были - раньше, любили - страстно
Ночей не спали и ждали чуда,
С насмешкой думали про опасность -
Но рокот времени, как Иуда,
Поцеловал, холоднее пепла,
Куда-то в сердце тоскливой дрожью.
Там, где когда-то рвалось и пело,
Клинок рассыпался пылью в ножнах.
Мы были - пламенем, ветром, морем,
Заката искрой в волне вечерней,
Но смерть от старости не оспоришь
И об колено не сломишь верность.
Один любил, забывая гордость
И ждал, потерян в далеком мире.
Другой, скрывая в улыбке подлость,
Ревнивой страстью измучил лиру.
А третий, пленник судьбы наследной,
Огонь сердечный развеял ветром.
Четвертый, тот, что пришел последним,
Любил, как жил, до порога смерти.
Литературным логичным ядом
Финал пропитан, гость опоздавший.
...Их трупы мы положили рядом.
Они посмертно лежат, обнявшись.

@темы: dark, Кастель Амор

22:42 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В тишине сохраненного слова забьется пульсом
Нитка прожитых дней, и становится холодней.
За пустою весной будет лето в ночных укусах
Чьей-то жалости, боли и памяти прежних дней.
Я смотрел с отвращеньем на пафосные доспехи -
Вспоминая чуть теплою кожей их злой металл,
И желал хоть на время остаться комочком смеха,
Неожиданно осознав то, о чем мечтал.
Власть на теле оставила рваных недлинных шрамов
Раскидную белесую сетку - но воину все равно,
Был бы золотом окаймленный портрет в тяжеленной раме,
Пьяный хохот атаки, багрово-соленое битв вино.
Не мое это все, понимаешь? Мне этой властью -
Костыли вместо ног, окуляры на месте глаз.
Я другим был, не помню каким, только тень той страсти
Иногда оживляет огонь, что давно погас.
Это небо зовет меня, знаешь, я стану легче
Чем зефирная сладость, пушистый обрывок туч,
Я хотел бы подняться в сиреневый нежный вечер,
И со смехом за огненный хвост ухватить мечту.
Только вспомнить нет силы - под новым доспехом злобы
Как сиял расцветающий ландыш иного дня,
Там где ныне под кость молотками забиты скобы
Не дающие гнуть мне спину... Прости меня.

@темы: dark, Кастель Амор

05:14 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Приходил по ночам, клялся
Сильным быть, защищать, верить...
По доспеху скользят пальцы,
Я была бы с тобой - стервой,
Белой, ласковой, как роза,
И шипы обломав нежно,
Осушил бы мои слезы,
Растопил бы покров снежный.
Дрался, верил, любил - долго,
Ровно год с той поры минул
Как ты в душу вошел - колкий,
Как декабрьский лед синий.
Я спросила б тебя - где ты,
Но молчат по весне травы,
А тебя унесло с ветром
На восточные переправы,
Где кинжалом не бьют в спину,
Где взаимной любви нега...
Ровно год с той поры минул,
Словно талый покров снега.
Не спасла тебя тьмы сила,
Света нежность молчит - поздно.
Над холодною могилой
Белоснежно цветут розы.

@темы: Кастель Амор, dark, Руна Льда

04:13 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Над равниной летел снег,
Меж камней – серый вой волчий.
Кто пришел бы, помог мне?
…Никого, только тьма ночи.
На пути – тишина льда,
Ветер северный дал фору.
Я напрасно тебя ждал
В мертвом сне тишины горной.
Под ключицей застрял смех,
Волк седой выгрызал горло.
…Я лежал и смотрел вверх.
Небо душу мою стерло.

@темы: dark

01:51 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Темнее ночи душа скитальца,
Воркуют призраки на погосте –
Ты зажимаешь в холодных пальцах
Стилет до дрожи, и стынут кости,
От страха смерти, заразы терпкой…
Пологий склон освещает скудно
Луны неполной белесый слепок,
И ужас тлеет под сердцем смутно.
Но сладость боя, азарт охоты,
И пряно-кислый экстаз от пытки
Взорвут симфонией чьи-то ноты,
Спалят до пепла рассудка свитки,
И, темно-алый от этой муки,
Ты наслажденьем уйдешь под кожу…
Но образ твой не дается в руки,
Хотя и прочь не уходит тоже.

@темы: dark, Серебро

17:28 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты – только образ, хранимый нежно
В зрачках, залитых томатным соком,
В губах, бескровных и белоснежных,
В оковах сердца… Но вышли сроки
И на ладонях металла запах,
И ночь серебряным пахнет сплавом,
И наслажденье в когтистых лапах
Взойдет и вспыхнет кровавой славой.
Ты сам не знаешь, клеймен навеки
Чужим пороком, чужим экстазом,
В холодном сердце, в оковах неги,
Чьего священного ждешь приказа.

@темы: dark, Серебро

19:30 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Упреки бессмысленны, дева права –
Холодная сила превыше надежды,
И катится с плахи твоя голова
Забрызгав богатые чьи-то одежды
Коктейлем из крови, любви и угроз.
Мы руки сплетали в отчаянной клятве,
Но темным терновником сад мой порос,
И сердце не вспомнит дороги обратной.
А утром был холод, насквозь, до костей,
Свернувшийся ракушкой льда и тумана.
Как жалко, что смертью всех этих людей
Судьба не излечит открытые раны.

@темы: dark

04:12 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ядом смертельным пропитаны
Стрелы Амура... Ложись!
Нежность в глазах антрацитовых
Стала дороже, чем жизнь.
Лестью холодной и ласковой,
Светом, что будет спасен,
Синее небо ортанское
Мой потревожило сон.
Джигой ли пламенной, танго ли
Крутится рока клеймо
Серое небо над Англией
В руки упало само.
…Знаки зимы льдисто-алые,
В саване снега – весна.
Черное небо Мистралии
Выпило душу до дна.

@темы: Кастель Амор, dark

14:10 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Где-то между зубцов короны
Пораженья таится мгла:
Писк замедленно-электронный
Меня спрашивал: «Как дела?»
Я сломал о колено верность
И гордыню разбил о стол,
Мой отчаявшийся соперник
Залил пламенем свой престол.
На дороге меж временами
Только сердце имеет вес,
Там, где нашими именами
Прорастут города и лес –
Бриллиантовых нитей строки
Паутиной легли в рукав,
Нас свели по веленью рока –
И не спорь, все равно я прав.
Ты во сне обнимаешь нежно,
А с утра смотришь сквозь прицел,
Пепел, сброшенный с рук небрежно
На душе тяжело осел.
Но ладоней коснулись губы –
Темной меткой оставив след:
Все равно ты меня полюбишь.
Даже если прошепчешь «нет».

@темы: Кастель Амор, личные посвящения

06:09 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Блестит вороненой сталью насечка на пистолете.
Случайным прикосновеньем чуть тронут изгиб курка.
Январь меж миров затерян, как нежные сны о лете.
За окнами ночь. Ты рядом. Лежит на крыле рука.

Мы нежности слов не знаем. Ухмылки - оскалов ярость.
Путь воина редко долог, слова заменяет сталь.
Но знаешь, любовь над нами по-своему посмеялась:
Ты учишься улыбаться, а я убивать устал.

Крылатая колесница разбилась о камень башни,
Рассудок, покой и сила сгорели в огне души.
Тяжелая смерти поступь не кажется больше страшной,
Ее не сравнить с кошмаром, что в сердце моем зашит.

Все меньше сарказма, боли, коротких и острых взглядов.
И в этом старинном замке, в далеком, чужом краю,
Судьба подарила счастье - живое и дышит рядом.
Не знаю, что будет дальше. Похоже, живу в раю.

@темы: Кастель Амор, личные посвящения

15:13 

Отбой тревоги.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Все хорошо. Грин нашелся. Спасибо всем, кто перепостил у себя.
запись создана: 20.01.2009 в 21:41

09:50 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сегодня утром - осколки джаза
Со звоном бьются в доспехи сердца.
Мой добрый ангел принес заразу
На черных крыльях... А юный герцог
Унесся в ночь средь вороньей стаи,
По следу жарких чужих обьятий.
Ржавеет панцирь и морок тает,
Устав от ярости и проклятий.
Сегодня утром - рассвета нежность
Холодных пальцев дрожащей лаской
Ключиц коснется и ветром свежим
Развеет светлую чью-то сказку.
С ненастной ночью уйдет покорно
Вампир влюбленный, чья песнь допета,
Но возродится травою сорной
Стальная роза в остывшем пепле.

@темы: dark, London After Midnight

04:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Разбитое, пусть нечаянно,
Не склеить словами мудрыми,
Как шрамов не скроешь пудрою.
О чем тебе спеть, отчаянный?
Смеялись и били крыльями
Мечты мои, словно соколы,
Кружились вокруг да около,
Да кружевом, пеной мыльною
Стекли на веревку жесткую,
Петлю мне свивая тесную,
Словами чужими, лестными.
Так я уходил - подмостками,
Куда-то на грань безверия,
Петлю нацепив позорную...
Держали лишь крылья черные.
И держат еще. Наверное.

@темы: dark, Кастель Амор

02:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Багрового заката в мертвых скалах
И плеска моря в антрацит ступеней,
Мир пожирает душу, черно-алый,
И перед ним не преклонить коленей,
Не выстрелить в упор, давясь молитвой.
Так черно-алой розой под ключицей
Цветет рубец любви и пламя битвы,
Закрыть глаза – и лица, лица, лица.
То гневные, то страстные, то болью
Безмолвно искаженные – а ноты
В огне сангвиной вычерченной роли
Звучат как рога рев, как гимн охоты –
Все яростней. Но темный четкий профиль
В отсветах бесполезных нежных строчек –
Дым сигаретный. Смех. И запах кофе.
«Ты знаешь, я тебя...» - «Спокойной ночи»

@темы: Кастель Амор, dark

Wind's Tales

главная