Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:48 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Путь зазмеился в ночь
Линией перемен.
Гонишь галопом прочь,
Золотом дав взамен
Смерти и праху душ.
Выиграл. Повезло.
Стоит ли райских кущ
Мертвое это зло?
Там, за плечом, вдали
Дивный остался сон:
Брошеный пес скулит,
Нервно косится конь.
Ночь коротка, увы,
Близок рассветный час,
Пламя чужой любви
Не освещает глаз.
Светом мечты укрыт
В сердце один ответ:
Хлопанье темных крыл,
Скоро придет рассвет.
Правда не знает сна,
Пламя играет роль,
В прошлом была война,
В будущем будет боль.
...Это абсурд, вранье:
Череп, скелет, коса.
Смерть придет, у нее
Будут твои глаза.


*курсив не мой.

@темы: Кастель Амор

00:46 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Огнем и мечом ударило - как в кошмаре,
Но древние книги-романы ни в чем не врали:
Ты ближе любой из чертовых смертных тварей
И дальше любой из звезд небосклона Мистралии.
Холодные вечные своды темницы смерти
Безжалостно-равнодушны к огню живому -
Две дюжины снов измеряем подземные километры,
Деля на двоих молчание, хлеб и воду.
На каменном ложе - останутся отпечатки
Тепла наших выдохов, льда и пожара взглядов.
Заверила Бездна росчерком и печатью:
Ты ближе, чем край этой пропасти. Но не рядом.

@темы: Кастель Амор, личные посвящения

16:06 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Знаешь, мой мальчик, сегодня нас снова двое.
Если б ты знал, как тянуло порой остаться -
Видя, как жжет тебя эхо чужого воя,
Как ты раздавлен потребностью улыбаться.
Грусть превращается в пение - или в хохот,
Пряча одно и тоже - сердечные стоны.
Знаешь же, сладкий, что лгать это тоже плохо,
Но иногда слишком нужно смеяться с трона.
А по моей стороне все намного проще -
Неба гордыня не знает слова "усталость",
Крылья стальные удержат любую ношу -
Но иногда ломает такая малость,
Что признаваться стыдно и малодушно.
Знаешь, мой мальчик, сгинем с тобой бесследно.
Ты говори, я тоже умею слушать,
Страшно так, молча, последнего ждать рассвета.
Больно не будет. Стальные замки со звоном,
Впрочем, не рухнут - и помощи ждать не надо.
Просто рассыпались пеплом мои легионы
Как и твои прекрасные серенады.
Ночь на исходе - ты падаешь с тихим смехом,
Хрустом коротким петля обнимает шею.
Чувствуя сердцем сталь - прикрываю веки.
Ты все смеешься. Я просто молчу - умею.

@темы: личные посвящения, dark, Кастель Амор

15:52 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мне сегодня опять изменила удача.
Я на голову ржавый напялил венец
И прогулочным шагом пошел под раздачу,
Разложив на согласные мантру *пиздец*.
День играет метелью, как белою плеткой,
Среди сумрачных снов - дыба нового дня.
Я сплетаю петлю из горящей проводки,
А палач на винтах закрепляет меня.
Я сегодня обгажен лазурною птицей
С головы до сапог. Смерть осталась в плену.
Ночь под дых. Видно, дьяволу тоже не спится.
Время мира настало. Пора на войну.

@темы: dark

21:01 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Песок арены и выкрик страсти,
Толпа ревет и срывают маски
Шуты и суки червивой масти.
Нас двое - честных под черной краской.
Рогами в землю ты метишь снова,
Я плащ держу, и горю безбожно.
И, в ожидании первой крови,
Ты рвешься - резко, неосторожно,
Навстречу шпаге. Толпа ликует
Алеет лента на пике алом
От крови липком - кто не рискует,
Тот не узнает, что смерти мало
Для жизни полной - и створки рая
Тебе распахнуты - вот удача!
Толпа ликует. Ты умираешь.
Мы не умеем любить иначе.

@темы: Кастель Амор

03:39 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Имя. Вздох. Сапога отпечаток.
Дрожь ресниц. Снег на мантии. Взгляд.
Пара брошенных белых перчаток
На зеркальном трюмо. «Стоп. Назад».
Светлый лед. Белоснежное ложе.
Лебединая шея. Хрусталь.
«Мерлин. Дьявол. О, Господи Боже».
Прядь волос. Кружевная вуаль.
«Отпусти. Отпусти. Все. Довольно».
Вальс - три такта. Перо. Лоэнгрин.
«Уходи. Я прошу. Мне же больно».
Шевельнется одна из картин.
«Я прошу!...» Диалоги с портретом
До утра. Снежно-белые сны.
Уходи. Я забуду с рассветом,
Как твои поцелуи нежны.

@темы: Лебединые перья, Чистая кровь

16:37 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Весна ноль восьмого года сожрала мозг,
Ударила светлым ветром в узор ресниц -
Рассыпаны в небе прозрачно-лазурных роз
Ажурные брызги. И хохотом с колесниц
Летят к побережью чайки, как жемчуга,
Индиго-карминовы взгляды, полны огня:
Бросай тормоза к дивным гракам, дави на газ,
От раны сердечной вовек не спасет броня...
Промазавший снайпер с вышки стрелял в висок,
Попал вроде в небо, но душу пробил насквозь.
По венам теперь струится клубничный сок,
Сердечный гранит превращая в букет из роз.
Проклятие пало, защиты не может быть.
Люблю тебя, чтоб тебе... счастья и долгих дней.
Сдираю доспехи. Жгу книги. Учусь любить.
Сгораю свечой в ало-черном его Огне.

@темы: Кастель Амор

23:59 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Упасть навзничь, изломавшись в мясо.
Услышать: «Боже мой, как красиво!»
Собрать осколки души. Прекрасно.
Зашить порезы. Сказать «Спасибо».
Заклеить ссадины изолентой.
И на работу бы отоспаться?
В конце туннеля не видно света.
И улыбаться. И улыбаться.

@темы: dark

23:36 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Глухо и немо. Пустые слова.
В светлом волос ореоле
Падает с плахи моя голова.
В чьей-то несыгранной роли.
Встанешь к помосту, проклятье мое?
Площадь ли молча минуешь…
Ту, где зарделось меча острие,
Светлую шею целуя.
Где-то не вспыхнет рассвет серебром,
Ветер в ветвях не запляшет.
Сказкам же должно кончаться добром.
Даже безумным, как наша.

@темы: dark

13:05 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
К.

На лезвии тлеет твоя заря,
Разрезана на оттенки
Кармина, сангвины и янтаря.
Безудержный ритм фламенко.
И - пламя на лицах, огонь души,
Феерия южной ночи,
Где страстью - живи, убивай, пляши,
Любовью клинок заточен,
Но режет острее ножа твой взгляд,
И жарче огня сжигает...
Рубиново-черных тонов каскад
В глазах, словно ад, сверкает.
И в южных ночах, обжигая сны,
Смертельная пляска в круге.
Безудержный, пламенный ритм весны...
...однажды сожжем друг друга.

@темы: Кастель Амор

02:23 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
К.

Заря над пеплом. Удар наотмашь.
Смеешься, сволочь? Так смейся вслух.
Руки касанье – ах, эта роскошь…
Кто знал молчанье, тот к вою глух.
Седое утро хрипит надсадно:
«Живи, любимый, живи, прошу...»
Скелет распался у автострады.
Стальную розу глотает шут.
Стальные нервы сплелись в кольчугу,
Стареешь, сволочь – заткнись теперь.
Рыдаем кровью в шипах друг друга,
Обратно, к ласкам – закрыта дверь.
Скользит по векам стерильный скальпель,
Свинец под кожей застрял навек,
Чистейшей боли эскиз закапан
Слезами света, не-че-ло-век.
Заря над пеплом.
- Прощай.
- Пошел ты.
Теперь свободен растаять сном.
Целую в шею – нежнее шелка…
- Гори, проклятый! Гори огнем!

@темы: Кастель Амор, личные посвящения

13:13 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
К.

В черно-алых путах безнадежности
Выстрелы звучат как фейерверки.
Лабиринт не знает темной нежности,
А вражда не выдержит проверки
Временем, тоской и ожиданием.
Пленник стен сердечной цитадели,
Мысли - канителью беспрестанною -
Кружатся, как вороны над телом,
Мутные, неясные, неверные...
Повод для жестокого сарказма:
Страсть и боль, подаренные смертному.
Выстрел в пустоту и ночь в алмазах.
Бездны власть, верни мое безумие...
В темных небесах удары крыльев.
Там, где замок дремлет в полнолуние,
Станет сказка траурная - былью.

@темы: Кастель Амор, личные посвящения

15:56 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
К.

И не плетью хотел бы - губами
Прикоснуться к бесчисленным шрамам,
Кульминация огненной драмы.
Нежность боли, объятой цепями.
Приникая каленым железом
К теплой коже - взамен поцелуя,
Ненавижу тебя и ревную...
Знаю, пламя - любить бесполезно.
Пытка близостью, жаждой и страстью,
Я закован прочнее, поверь мне,
Там, где запертой камеры двери
Мое сердце - в твоей темной власти.
И кнутом на сердечные раны
Опускаются взгляды... О, пламя,
Славь вовеки вражду между нами,
Так, как я ее суть проклинаю.

@темы: личные посвящения, Кастель Амор

12:30 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
К.

Схлестнулись в безудержной страсти огонь и сталь,
И вспыхнуло небо - лазурью и темно-алым.
Попробовав кровь на вкус - ангел зверем стал,
И чистая кровь растеклась грязным снегом талым.
Но крылья распахнуты настежь, и пальцев дрожь -
Значение *экстра*, критический пик мученья -
Не скажет тебе, о пламя, что ярость - ложь,
А правда - тот самый критический пик значений.
И кардиограмма сбоит, изломавшись в ноль,
От нежности пары слогов, заплетенных в имя,
И жжет под ресницами острая, злая соль,
Мой сладкоголосый, ты слишком любим другими....
...И слишком влюблен. Оправданий бездумна ложь.
И проще отрезать язык, чем себе признаться
В любви к ненавидящему. Темных крыльев дрожь
И сердца удары под нервным сплетеньем пальцев.
Но грез лабиринты ведут в пустоту - легко
Шепнуть, хоть во сне, о том, что в груди творится...
Но нет, драгоценный мой - буду тебе врагом,
И прочь отпущу - черно-алой безумной птицей.

@темы: личные посвящения, Кастель Амор

05:14 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я знаю, любимая, больно - любить других.
Ты чище и ярче, поверь мне, ты лучше всех.
Для них - ничего святого, лишь пафосно - в дверь с ноги,
Ведь в наглости суть - дураков основной успех.
Ты знаешь, любимая, мир не прогнил насквозь,
Святая вода не изгонит бесовских дел,
И ран не излечит. Но лучше - вдвоем, чем врозь,
В болезни ли, в здравии - вместе светлей удел.
Ты знаешь, любимая, снова горят мосты
Когда-то связавшие намертво бред и быль,
Оставь их - пусть на пепелище растут цветы,
А старые храмы рассыплются скоро в пыль.
Я знаю, любимая, сложно оставить тех,
Кому был готов прощать, отдавая все -
Но время цветов на гроб и иных утех,
И время ломать на морском берегу весло.
Поверь мне, любимая, быль - драгоценней сна
И вспыхнет рассветом небо, so come to me,
Дай руку, любимая - знаешь, пришла весна:
Живые мечты распустились в саду любви.

@темы: личные посвящения

18:33 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Холодный ветер февральской ночи
Смеется нервно, звенит в ушах.
Я на коленях - ведь ты так хочешь?
Окей, мой нежный, согласен - шах.
Чужие руки гребут из пепла
Весь жар, что нам отдала весна.
Все это странно, мой ангел светлый,
Все это будит меня от сна.
Коротким вдохом - еще, мой нежный,
Пусть тает снег и звенит капель.
Вернется к жизни твой белоснежный ,
Лишь только выдохнешь ты - апрель...

(март 08)

@темы: личные посвящения, хрустальное сердце

02:13 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Растает снег, обратятся в пепел
Любовь, и верность, и темный шарм.
С восходом солнца мир станет светел,
Оставив светлый на коже шрам.
Но начат путь - разум шепчет "Хватит!" -
И черт бы с ним, пусть горит в аду.
Поверх души вновь сомкнутся латы,
Обняв гордыню, сквозь ночь уйду.
Под ноги брошены все дороги,
И не оглядывайся теперь:
Кто избран темной любовью Бога -
Тому неведома боль потерь.
Из двери в дверь, из ночей в рассветы,
Летят столетья за часом час.
Вино забвенья я пил из Леты,
Изгнав огонь из зеленых глаз.
Так гонит душу мое проклятье
Из бреда ночи в оковы дня.
О, Хаос, мне распахни объятья.
Аинф предвечный, прими меня!

@темы: London After Midnight, dark

11:55 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Агония сна, эйфория последнего часа
Осталась на дне бутылки с зеленой дрянью.
Ах, Элли, когда же ты сдохнешь в своем Канзасе,
Оставшись во мне лишь старой сердечной раной.
Железно-соломенный мир в цепях героина
Плескался по венам чуть дольше, чем ожидалось.
Ах, Элли, дешевая шлюха с унылой миной,
Меня заразил твой невроз и твоя усталость.
А Город в зеленых цветах изумрудной ласки
Искрится - безбожный, и страстный, и вечно юный.
Ах, Элли, прыжками с крыш кончаются сказки,
Безмолвьем зеленой воды под дорожкой лунной...

@темы: dark, Марди-Гра

02:37 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Игра в слова и в жизнь – какой пассаж,
Рвать на груди багровый щит корсажа!
Но я, второстепенный персонаж,
Люблю второстепенных персонажей.
Им чужды пафос криков и угроз,
Им алый плащ велик и нимб не впору.
Их… наш удел – покой беззвучных слез,
Серебряно-лазурный обруч моря,
Медитативный шепот, нервный смех,
Урок чужой, заученный прилежно,
Мы – рамка от портрета, светлый мех,
Обнявший меч стальной, как дева, нежно.
Удар под дых, интриг слепая вязь,
Друг, раб и враг – пусть разного покроя,
Но все мы – кирпичи, по нам, сквозь нас
Восходят ввысь Заглавные герои,
Не видя ничего вокруг себя.
Мы – декораций шумное движенье,
Ревнуя, ненавидя и любя,
Мы только пешки в чьем-то представленьи.
Наш… их судьба – улыбок вернисаж,
Героев славьте, им почет не страшен!
…А я – второстепенный персонаж.
Люблю второстепенных персонажей.

@темы: личные посвящения

19:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Raven1980

В покое черно-белых фотографий
Вы шепчете осанну тишине,
И темной, льдисто-каменной весне
Вверяете осколки прошлой славы.
Вы – городских прогулок красота
И линии заброшенного склепа
Вы падаете с крыш чужих – и слепо
Вскрываете иссохшие уста
Точеным слогом мраморных надгробий,
Стихами мертвых пыльных поэтесс.
Вы – серебристый аромат небес
И поцелуй прощальный в крышку гроба.
Вы – дождь ночной и шепот до утра,
Вороньих крыльев взмах и бархат розы,
Упавшей на могилу… Ave Mortis,
Вы – рай бессмертный. Черно-белый рай.


@темы: личные посвящения

Wind's Tales

главная