Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:42 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
судьба жестока к владыкам мира -
ты бросишь вызов векам седым,
рассвет возьмет твоего вампира,
оставив пепел, туман и дым.

судьба бесстрастна: звенят подковы,
все ближе слава, все дальше дом.
и только те, кто пленен любовью,
последним вспыхивают огнем.

судьба смешлива - коварно шутит,
сплетая в узел былых врагов.
однажды кто-то уйдет за сутью,
а кто-то сбросит металл оков.

судьба лишь слово, как смерть и вера,
но ты найдешь и другую суть:
тех, кто забыл своей страсти меру
ждет не земной, а небесный суд.
09.06.13

@темы: личные посвящения, Мертвые розы

04:58 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
в густо-пурпурном трауре этой весны
робко сыплется ночь на плечи.
виноваты твои мимолетные сны,
виновата твоя беспечность.

золотые ступени ведут в никуда,
но важнее не цель, а повод.
…над осколками ребер сомнется вода
как последний в беседе довод.

в терпко-огненной муке рождается день,
разгораясь над городами,
и воткнется ножом в мякоть сумрачных стен
первый крик твоего созданья.

не ищи оправданий чужого суда.
не прощай, не поняв причины.
над осколками ребер сомнется вода
жил девчонкой - умри мужчиной
26.09.14

@темы: dark, psyho

20:24 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Кружится как гейша по доскам вьюга,
Кокетливо прячется в темный шелк.
...Коснувшись плеча, называешь другом.
Что ж, кем же еще?

Гравюры на стенах глядят печально,
Седые ветра на ветвях сосны
Задремлют, укутав чужие тайны
В белесые сны.

В отсутствие слов обернулась слепо
Души благородная тишина.
...Зачем ты все смотришь с тоскою в небо,
Где плачет Луна?

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

06:52 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Август ночами холоден, молчалив.
В памяти вьются листья - сильнее слов.
Не переплыть Ла-Манша седой пролив,
Не воскресить отчаянную любовь.

Знаешь, мой нежный, жизнью казалась ложь.
Знаешь, у смерти - сотни путей-дорог.
Знаю, ты больше в Доме меня не ждешь,
Знаю, мой нежный, всем на земле- свой срок.

Сердце осталось в прошлом, любовь прошла,
Вместо огня - пыль, пепел и горький дым.
Знаешь, под снегом белых февральских лат
Золото осени будет навек твоим.

23.08.14

@темы: dark, Кантальский виноград, личные посвящения

06:12 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В сердце зима проросла осокой,
Корни белее молочных рек.
Вымерли строчки и вышли сроки,
Вытерлась краска с холодных век.

Искры снежинками в воздух сдует
Мертвый ноябрь с алебастра рук:
В саване белом идет колдунья,
Босые ступни разметят круг.

Белые кости на белом камне:
Строки легли в гримуар зимы
Вязью недлинного заклинанья,
Что навсегда отнимает сны.

Кто прочитал, остывает сердцем,
Кто разгадал, остывает сам.
Мертвые сны открывают дверцу
В белый, пустой и холодный храм.

Вымерли строчки, замерзли реки.
Кутаясь зябко в накидку тьмы,
Ведьма осокой сшивает веки
Тем, кто читал гримуар зимы.

@темы: dark

05:08 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вера, надежда, любовь и тоска - слова, ими от века наполнена голова, вместо рассудка и разума - правда зла - там только пламя, что душу сожгло дотла.
Черные кони несли по земле беду, стены сжимали, шептали: "тебя не ждут", горькие травы дарили неверный сон, мойры крутили пряжу на колесо.
Шел по дорогам странник - смешон и сед, пеплом на золото годы роняли след, петли дорог вязались по спицам дней, гнали по следу беды своих коней.
Кони топтали посевы, курился дым, странник седой предвестником стал беды, мора и глада, войны, и нужды, и зла. Билось в грудине сердце из хрусталя.
Сколько отмерили нити на колесе - странник упал в дороге, смешон и сед. Черная птица искала богатый клад, клювом долбила в сердце из хрусталя.
Петли дорог вязались в оковы лет, сотни ветров промчались коням вослед, кости истлели прахом, но правда зла - бьется под пеплом сердце из хрусталя.
...шел по дороге странник - и вел беду: кто б ни смотрел вослед, все за ним уйдут, черными птицами сгинут в сединах лет, черные лошади прочь унесут рассвет.
Вера, надежда, любовь и души слеза - им с сотворенья миров доверять нельзя, разума хлеб горчит, да и правда зла - не разобьется сердце из хрусталя.

@темы: dark, Черное-с-золотом

21:39 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
На пути мало места метаньям,
Но ничто не дается даром.
Уничтожить одним ударом -
Цель ясна для стрелы и катаны.

Твоих губ поцелуи - мантры,
Сутры - святы, молитвы светлы,
Гордость духа низринет тело -
Кто-нибудь не проснется завтра.

Свят и светел, огонь молитвы
Изгоняет чужие тени.
Пламя льется по темным венам,
Пламя жаждет священной битвы.

Здесь все хуже, и хуже намного.
Ты не знаешь.
И слава Богу.

@темы: Муравьиные тропы

16:19 

осколок льда

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
"Правда - это осколок льда"
(с) Сапковский



В твоих зеркалах – пустота и вьюга,
Холодные маски и серый лед.
Проклятое время бежит по кругу,
Забытая ложь из могил встает.

Уютная сказка у тихой речки,
Сияющей сцены калейдоскоп
Осыплются прахом: ничто не вечно,
И каждого свой ожидает гроб.

В темнице души нервный ветер свищет,
Цепей паутина под потолком:
Безумное зеркало, что ты ищешь,
Зачем тебе сердце, покой и дом?

В иные миры уведут дороги,
Никто не останется навсегда:
Так прокляли(благословили?) боги,
Даря вместо сердца осколок льда.

Чужое тепло отогреть не сможет
Души, где от века – страна снегов.
Ты тысячи песен о счастье сложишь,
Но так и не сможешь узнать его.

В твоих зеркалах – пустота и вьюга,
Чужими словами: душа пуста,
Сердцам никогда не понять друг друга,
А правда… Что правда?
Осколок льда.

@темы: dark

15:51 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Не знаю боли, не верю смерти, не помню дат, не считаю дней.
Живого сердца осталась четверть, не вижу смысла грустить о ней.
Иду за солнцем чужой дорогой, где цель - не знаю, и не хочу.
Я - бывший ангел, пославший Бога, мне что не похуй, то по плечу.
Торчит иголка из сизой вены, под сердцем мир прорастает мной:
Я сам и сторож себе и пленник, моя душа будет мне тюрьмой.
Делить добычу с лесным пожаром - глупее нет, унести бы хвост:
"Отдам мозги безвозмездно, даром", шутить над падалью - так всерьез.
Они все сдохли - я тоже сдохну, in vino veritas, сука, бля:
Закрыты двери, забиты окна, долги все розданы до рубля.
Постскриптум скучен: нас вечно двое, один смеется, вторая врет.
Мораль: оставьте меня в покое.
Мне жаль, что каждый из нас умрет.

@темы: dark

17:01 

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Море чернее смолы
Лижет босые ступни,
Море, мой вечный спутник,
Темная бездна рокочет и холодом дышит волна у подножья скалы.

Сердце в груди - вода.
Черная, мутная, что там на дне? Ерунда.
Холод и грязь, где утоплены верность, огонь и свет,
Что там на дне? Ничего там нет.

Мрачно твое побережье и медлит день,
Словно обоих нас пожирает бездумно тень,
Море смывает вчистую мои следы.
Нет ничего, кроме темной пустой воды.

Море не дышит, не шепчет - оно мертво.
Так умирает медленно естество.
Тщетно бросался в волны, ища покой
Море швырнуло на берег, и выругался прибой.
Не бывать, мол, тебе со мной.
Не бывать собой.

05.04.14

@темы: dark, Муравьиные тропы

04:11 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Холод могилы давил на грудь,
Жалил запястья металл оков.
Я нарушаю законы вновь,
Я возвращаюсь на старый путь.

Желтою розой увит погост,
Прахом рассыпались жизни дни.
Пылью слетев со своих страниц,
Я в этом мире – незваный гость.

Знаю, не будет пути назад.
Будет – кровавая карусель.
Если бывает иная цель,
Мне позабыли о ней сказать.

Сказано слово – и что болтать,
Я нераскаянным кончу дни.
Будет записано в Книге Книг:
Лжец и убийца из рода Л-Та.

@темы: лестница из терновника

04:11 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вызов на тему «Честь»

- Течет отчаянье водостоком,
По паутинкам судеб скользя,
И мы опять называем роком
Все то, что горем назвать нельзя.

И как бы глупо не прозвучало,
Про честь и гордость забыв легко,
Мы начинаем свой путь сначала
Под стягом всех десяти грехов.
(Ким Юн Чже)


- Мы начинаем свой путь сначала
Под стягом всех десяти грехов.
С любовью смерть по пути венчалась,
Под хохот демонов и богов.

Писались кровью века и вехи
Всех исторических перемен:
За честь сражаясь, ты смежишь веки,
Но ничего не возьмешь взамен.

Во славу рода цветущей Розы
Плетутся сети, звенят клинки,
Звучат признания и угрозы –
Не дальше вытянутой руки.

Покуда сталью не стало слово,
Поверь напевам моим, поверь,
В былые дни я звалась любовью,
Хоть смертью кличут меня теперь.

Смерть милосердна, любовь жестока,
Мечу не спрятаться за спиной:
Уйди сейчас же с моей дороги,
Не то разделишь ее со мной.

(Чжоу Ки Рен, в прошлом Ай-То Л-Та)

@темы: лестница из терновника

02:40 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Держи меня, Небо. Держи, прошу:
Тону в наркотических, душных снах.
Темней с каждым часом квадрат окна,
И в этом квадрате – слепая жуть.

Мне страшно в пустеющей тишине.
Я пленник своих бестолковых грез,
Сдыхает в безмолвии мой вопрос:
Кто помнит, кто думает обо мне?

Держи меня, Небо. Игла торчит
В изломе запястья: занозой сталь.
Я выжат. Я сломан. Я проиграл.
Обломан мой меч и раздроблен щит.

Но в темных часах остается жизнь:
Молитвы искристый, случайный миг,
Надежды и веры короткий блик.
Держи меня, Небо. Молю, держи.

@темы: dark

06:48 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Никогда не кончится злая сказка, тихий ужас Леса и шепот стен: бритвенные когти одарят лаской, из зеркальных снов улыбнется тень.
На скрижалях кладбищ цветут намеки, все ответы в склепах, вопросы – тлен. Вместо слов из горла прорвется клекот.
Рецидив.
Агония.
Рек-ви-ем.
В янтаре усталом застынут мухи, паутинным кружевом на висках оседает время холодной муки, боль случайных взглядов на зеркалах, где от века меркнут чужие лица, время тухнет, путается, молчит. Нет ключа от рваной души темницы, даже если собраны все ключи.
Нет конца пути – коридор знакомый, не отпустит вечность и не простит. Двое некогда шли коридором Дома, а теперь остался всего один. Тень бежит по стенам и перекресткам, никогда ее не догнать в пути: иногда срывается птичий клекот в бестолково-хриплое «Подожди…».
Нет конца пути – но поблажка будет: рун дорожных цепи, как муравьи, по стене завьются, соткут причуды этой темной, странной, живой любви. Меж настенных маркеров, стертых нервов, сигаретных выдохов в тишине, ты, повязанный кровью безумец-Первый, ты однажды найдешь свою дверь в стене.
Сердце бьется в перьях, звенит ключами, гонит время тщетное сквозь года.
Трость стучит по Дому, не спит ночами.
Эта ночь не кончится.
Никогда.

@темы: dark, Дом в котором

12:56 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Возьми меня. Но только в поединке,
Где меч с мечом столкнется - стуком, звоном -
Где стоит раны каждая заминка,
Где места нет словам. С коротким стоном
Покинет ножны лезвие, играя
Лучом луны на льдисто-синей стали.
Секунды в напряжении сгорают,
Ссыпаясь пеплом к темным пьедесталам
Богов кровавой жатвы и сражений.
Ты слишком слаб и замерло запястье
В изгибе ломком. Головокруженье
Затмило разум, подчиняясь страсти.
Слова гордыни умирают долго,
Текут из горла - алые под пеной...
Трофеем не бывать, и ты умолкнешь,
Бледнея, замирая постепенно.
На лезвии узор змеится темный,
Слова - лишь ветер, буря на картинке.
Строка письма меж отсветов оконных:
"Возьми меня. Но в честном поединке".

@темы: лестница из терновника

05:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Изморозь трогает лапкой душу,
Холодом мягким вздыхает ночь.
"Кай, Королева не ждет заблудших.
Кай, торопись, улетаем прочь!"

Сердце холодное - твой рассудок,
Будешь бессмертен, силен, богат.
Выбор кощунственный твой осудят,
Всех осуждают. Тебя - стократ.

Прячет метель ледяные звезды,
Белым плащом укрывает кровь.
Кто Королевой из снега создан,
Тот не полюбит живых цветов.

Стынет рука безутешной Герды,
В шее торчит рукоять ножа:
Срезана роза рукой бессмертной,
Видно, умела его держать.

Алое с белым сплелись, как сестры:
Изморозь тронет кровавый след.
Больше не будешь ничьей невестой,
Герда-навеки-шестнадцать-лет.

Звездная ночь от кровавой мести
К снежному счастью укажет путь.
Рыцарь спешит к Королеве Эльзе,
Помнит приказ: "Отпусти.. забудь".

@темы: осколки миров, dark

15:35 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Это мой Лабиринт,
Город замкнутых окон,
Где за каждым стеклом -
Персональный кошмар.
(c)Sunny



Я не боюсь входить в чужие души,
Я смел. И оттого мне нет прощения,
Здесь вовсе нет страшнее прегрешения
Чем видеть, ощущать и просто слушать.

Изломанная гордость режет сердце,
Осколками вгрызается под ребра.
В твоем аду нельзя остаться добрым.
Я бью стекло границ. Краду у смерти.

Воздвигнуты рассудка монументы:
Надгробия любви и даже дружбе.
Все разуму обращено на службу.
Я бьюсь в стекло - надеждой, болью, светом.

Разбитых душ блестят калейдоскопы.
Не мной, не для меня, не мне порукой.
Я бью стекло, бездумно - режет руки -
Ношу цветы к оставленным надгробьям.

Мне не простят. Пожалуйста, не врите.
Мне не простят меня. Любви созданье,
Я заживо вмурован состраданьем
В безжалостные стены Лабиринта.

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

04:24 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В полнолуния ночи меж оконными ставнями прорастают цветы, ледяные и странные. Только хочешь, не хочешь – ты в цепях темноты.
Паутина надежды рвется - робкая, глупая. Ею стены больны, ею двери запутаны, и чернеют одежды: не надейся, не жди.
На колени не падай, горло прячь за поклонами, а иначе – засада, раны горько-соленые, бей наотмашь, кусайся, рви зубами кровавого счастья куски.
Не беги от тоски, не показывай спину ей, с троп охотничьих можно уйти на звериные, пусть не видно ни зги, я – наощупь, на запах, на звук.
Есть цветы на дорогах – ледяные и сладкие, их касаются боги. Если тронешь украдкою, заведут тебя ноги в темнеющий чащи приют.
В полнолуния ночи нет спасенья отчаянным,
Так луна нагадала душе неприкаянной,
Так пророчила смерть:
На рассвете закончится путь.

@темы: Муравьиные тропы, dark

01:30 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Полнолуния ночь остра,
Тянет холодом от реки.
Пальцы маленького костра
Нервно комкают угольки.

Ветер веточками шуршит,
Гонит листья по руслу прочь,
Где скрипучие камыши
Обнимают осоку-дочь.

Над зеркальною гладью льда
Замерла колдовская муть.
Кто однажды пришел сюда,
Тот навеки утратит путь.

Сердца власть – не иметь границ,
Сердца смех – на ресницах соль:
Среди тысяч фальшивых лиц
Видеть только твое лицо.

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

17:11 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Бессмысленной силы случайный взлет.
Преданья молчали, шуршал камыш,
По полке бесшумно бежала мышь,
И таял холодного сердца лед.

Не верили боги, смеялся лес,
Шептались деревья, склонясь к земле,
Что гончие взяли горячий след.
Им вторил ручья беспокойный плеск.

Охота летела, брехали псы,
Шутили охотники невпопад,
Что дело должно бы пойти на лад,
Как только разделят хвосты лисы.

С обрыва летели соцветья слив,
Охота истаяла страшным сном.
Дремала лиса и в лесу ночном
Клонились к ручью перегибы ив.

Седые преданья шептали ложь,
Бессмысленна сила – искра в золе,
Беспомощен след на лесной земле,
Как против огня бесполезен нож.

…по лесу кружусь и пою Луне:
Мой зверь не укусит меня во сне.

@темы: Муравьиные тропы

Wind's Tales

главная