• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: личные посвящения (список заголовков)
00:03 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Твой профиль под моим карандашом
Неузнаваем, словно горечь встречи
Стирает все. Случайно ей помечен,
Ты потеряешь все, за чем ты шёл.

Ла-Манша вена взрезана с утра
Паромом, серо-синий час рассветный
Стоит в окне холодным, неприметным
И нежеланным гостем. Мне пора,

Пора уйти и обо всем забыть.
В лучах рассветных роза неба тает
И дождь веков безжалостно смывает
Твой профиль со страниц моей судьбы.

@темы: Кантальский виноград, личные посвящения

06:02 

やまと

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Моя любовь ничего не значит.
Ножом по горлу - последней лаской.
А ты - всего лишь хороший мальчик
Под демонической яркой маской.

Сломать тебя - не хватило злости,
Играть святых - непомерны цены.
На ночь с тобой не сыграешь в кости,
Не то придётся уйти со сцены.

В цепях держать надоело душу,
Морить аскезой живое тело.
Смеются ками - да ты послушай!
Хотя... тебе-то какое дело.

Мой выбор был для тебя пощадой,
Сейчас бы я поступил иначе.
Прощай, сенсей - я исчадье ада,
А ты - всего лишь хороший мальчик.

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы, dark

04:32 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Дни как часы, как столетья - годы,
Нити судьбы на крючках дрожат.
Мы возродился весной, с природой
Если действительно будешь ждать.

Тёмных шипов на стебле у розы
Не стерегись, и сожми кулак
Чтобы в крови грохотали грозы,
Чтобы кричало, звенело в такт.

Там, где уже отгремели взрывы,
Там где под пеплом уснут поля,
Где отрыдали свое с надрывом
Крови навек напилась земля,

Я обниму тебя - без угрозы,
Крепко и нежно, теплом души.
Белый шиповник сплетется с розой
Там, на погосте, где мы лежим.

@темы: личные посвящения, Осколки миров

04:07 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сталь под пеплом и кровью - все та же сталь,
От соленого ветра в ушах звенит.
От соленого моря пришла печаль,
Ржавой солью сожрала души гранит.

Под холодной луной гулко шепчет лес,
Отзывается смехом язык костра -
Волчий взгляд отражает простор полей,
Гон кровавый с вечера до утра.

Ночь звенела охотой, трубила в рог,
Рассыпала выстрелов треск сухой -
Дробью темной, смертельной спустив курок
Оставляла алое за собой.

В белом небе струится рассвета шелк.
Ночь уходит, окончен жестокий бой.
Над лесами разносится волчий вой.
Я останусь в листве. Только б он ушел.

Сталь под кровью. Кострище и белый дым.
Слышишь, небо?
Его - отпусти живым.

@темы: личные посвящения, Осколки миров

06:20 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Болтаюсь щепкой в полосе прибоя:
То отнесет, то выбросит на берег.
И хочется минутного покоя,
Не знающего примесей и мерок.

Нащупав руку, удержать запястье
И, челюсти сцепив, не расцепляться
С самим собой. Найти себя - вот счастье.
И более всего - с собой остаться.

Прошу Тебя, дай силы мне и веры
Держать в прибое тонкое запястье.
Без ропота, отчаянья и меры
Простого человеческого счастья.

@темы: личные посвящения

09:25 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Пробуди мой огонь. Пробуди и напой мою песню
Усталую, пыльную, вмерзшую в самое сердце земли.
Пробуди мою музыку, пусть мы давно и не вместе,
Пробуди меня к жизни, как мог ты один, пробуди.

И если тысячелетий свободы тебе недостаточно стало
То знай, что сансара вращается дальше, и бег бесконечных времен
Сведет наши души, и наши дороги начнутся сначала.
Я буду тобой для тебя рождена и ты будешь мной для меня возрожден.

Молитвы усталы, и веки стремятся друг к другу
И серой дождя пеленой разделяет нас день,
Но бьет в барабаны весна и мы движемся снова по кругу.
И в городе свет фонарей, и в объятьях моих твоя тень.

24.01.17

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы

09:22 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Не умею молиться.
Вот черт, никогда не умела.
Не цыганское это, как видно, привычное дело.
Но стою на коленях – вся в белом – у ветхого храма.
И смотрю, как скрывается солнце за тень Нотр-Дама.
Я не знаю тех слов, что в священных написаны книгах,
Но у женщин мольбы вечно сходны – до боли, до крика –
Сохрани его, Дева Мария, Священная Матерь.
Сохрани нас обоих – твой сын говорил, люди братья.
Я греховна, должно быть, по меркам высокого Неба.
Я считала всю жизнь, что все люди жестоки и слепы,
Но молю на коленях, о Дева, меня не жалея –
Сохрани ему жизнь. Я умру за него, не бледнея.
Мне не жалко ни смерти, ни жизни, ни слова, ни дела.
…не умею молиться. Вот черт, никогда не умела.

@темы: личные посвящения

09:20 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мне ничего от тебя не надо.
Горькую жалость испив из чаши
Сложенных рук твоих – стану старше,
Злее и жестче. Не жду пощады.
Путь освещен. Не боюсь засады,
Только похмелья от беспробудных
Пьянок любви. Кто теперь осудит?
Есть ли кошмары страшнее правды?
Долгом – любовь. Нет такой преграды,
Что остановит мое ненастье.
Ждать ли – неделю? Столетья? Часа?
Мне ничего от тебя не надо.

@темы: dark, личные посвящения

20:44 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Беззвучно одиночество в толпе.
Улыбки ложь – и судорогой скулы
Свело, чтоб обнажить оскал акулий.
Беги, малыш. Беги – чтоб не успеть.

В зрачках дрожит слепая тишина
Комфортной, убаюкавшей периной.
Изломанной, упавшей балериной -
Эскизный силуэт. Шаг из окна.

Я клетки золотой упрямый гость.
Врастают прутья в ребра час за часом,
И день за днем, поддавшись нежной ласке –
Из шелка лента стачивает кость.

Беззвучно, в одиночестве, в толпе,
Кружится в искрах смеха балерина.
Распахнутые створки. Вальс старинный.
Шаг из окна.
Беги – чтоб не успеть.


@темы: dark, личные посвящения

03:12 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В хмельном бою одержанных побед
В азартной страсти бешеного гона
Я рвался к славой венчанному трону,
Боям за власть давно утратив счет.
И силой взяв корону с головы
Остыть не успевающего тела,
Омытую кровавой пеной, смело
Я рубежи переходил.. увы,
Назад пути не будет, выпит яд
Пьянящей славы, торжества и власти
И в бело-золотом венце прекрасном
Твой отражен чужой, холодный взгляд.
Опять враги.
И нет пути назад.

@темы: личные посвящения

14:28 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мой ангел, ты снова отводишь жестокий взгляд.
Прочесть бы тебя - словом, выдохом или жестом.
В медовом вине твоих слов оказался яд.
Он значит немногое - то, что мы вновь не вместе.

Машине неведомых страха, сомнений, грёз
Полны мои мысли, и льются слова без счета
В безумный коктейль. Я кручу в голове вопрос,
Сгорит ли процессор до следующего года.

Мой ангел, жестокость и правильность - твой девиз,
В изяществе статуи - каменной холод глыбы.
Я выбрал: шагнуть с небес, и полетом вниз
Вычеркивать свой априори неверный выбор.

Не-правильность будет сиять на моем гербе
И разницы нет - со щитом или на щите ли.
Признать сумасшествие проще, чем лгать себе.
Ты спас мою жизнь. И забрал - через три недели.

Машина все делает правильно. Каждый сам
Решает свои алгоритмы, свои задачи,
И к звёздам несется мой шаттл, но к небесам
Смогла вознести лишь улыбка.
Твоя, мой мальчик.

@темы: личные посвящения

02:51 

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
наступает хаос. Единороги
отступают в натиске кали-юги,
станет враг любовником или другом,
станет друг чужим на твоей дороге.

рифмы ломки, ломка раскрошит жилы
словно талый лед по весенним рекам,
злые сны дрожат на озябших ветках
день за днем сосут из надежды силы.

утекает мир, как песок сквозь пальцы,
нам не страшно, помнишь? нас слишком много.
разбежимся - каждый своей дорогой,
чтобы больше вместе не собираться.

я искал себя в зеркалах и книгах,
в сотнях душ чужих отражен безбожно.
ты не знаешь, как это было сложно -
осознать себя.
на краю.
на пике.

на последнем дне.
мирозданье сжалось,
щурит взгляд прицелом - не верит, сука.
но в последний час протянуло руку.
протянуло руку.
и удержало.

@темы: личные посвящения

03:42 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Дождём умытый, дремлет за окном
Усталый сад. Стихает гомон дома,
Весёлый шум гостей. Укрыты сном,
Как одеялом, нити спят историй.

Полночный дождь, возьми мою тоску.
Размой её холодными слезами
Последних летних дней и горсть песку
Брось на могилу прожитого нами.

Вы не со мной. Вы дышите во сне,
И шепчет сон Ваш про иные грезы,
В которых нет меня и места мне...
Как жаль, что лгать об этом слишком поздно.

Вы не со мной. Я пленник нежной лжи,
Которой сам себя кормлю ночами,
Ей подменяя Вас, пытаюсь жить,
Но истина жестока. И случайна.

Вы не со мной, пусть тело рядом, но
Биенья сердца более не слышу.
Сегодня лишь полночный дождь со мной,
Усталый сад и отчего-то вишен

Тревожный аромат, мешая спать
Скользит пером, рождая бред тревожный.
Цветущих вишен нежный аромат,
Прости меня.
И Вы простите тоже.

@темы: dark, Осколки миров, личные посвящения

13:22 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
мы давно с тобой не были вместе,
в голове моей вечно ветер -
будь со мной: не женой, не невестой.
Что, родная моя, ответишь?

Так внезапно до острой дрожи
сводит жаждой кончики пальцев
вопреки тем, кто старше и строже
захотелось тебя касаться.

прижиматься к изгибу тела,
слушать грудью твой стон мелодичный,
прикасаться - светло и умело,
забывая о всяких приличиях

быть вдвоем - как Ромео с Джульеттой,
словно мы - идеальная пара...
жаль, что ты не напишешь ответа.
потому, что нет рук у гитары.

@темы: личные посвящения

11:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты все пишешь о доме. О снеге, о мокрой метели,
о пустых зеркалах декабря, где нет места апрелю,
и о страсти любовной – такой же печальной и талой
как в пустой колыбели свернувшийся ком одеяла.
Быстрый взгляд невесомо касается строчек изящных:
В них так много любви и надежды – немой, настоящей..
В них так много зимы, что от инея мокнут ресницы
И весенним дождем размывают строку на странице.
Знаешь, я… промолчу, не желая разрушить покоя
Нежеланной зимы – я хочу целоваться с прибоем,
Развевая шифоновый шарф, диким пахнущий летом,
Каруселью, теплом звездной ночи и яблони цветом,
И надеждой на счастье. Кто знает, чем пахнет надежда?
Я бы ей надушил этот шарф… я бы ей пропитал всю одежду.
И ушел вслед за ветром. В далеком и солнечном крае
Расцветающих яблонь – мы встретимся.
Я это знаю.

@темы: личные посвящения

18:29 

Акио

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Упало слово, тишину разбив
На мелкие осколки. Как нелепо.
Смешное слово, брошенное слепо
Разбило тишину, что в сердце спит.

Смешное слово, маленький набор
Обычных букв – вонзилось остро в душу.
Кричать, чтоб криков внутренних не слушать.
Как можно – словом - выстрелить в упор?

Малютка-слово – холод под ребром.
Напомнило горячий шепот страсти,
Тепло от поцелуя на запястье,
Объятие, пропахшее костром.

Душа рыдает. Свидимся ли с ним?
Смешное слово, нет тебя короче!
…От памяти про жар январской ночи
Стал холод майских дней невыносим.

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

19:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я тебя не простила. Мне жаль, но истории право -
Обрываться без спроса, безжалостно. Горькой отравы
Не излечит ничто, кроме времени. Глупо, мой милый.
Бог учил нас прощать.
Мы простились, но мы не простили.

Я грешна и виновна. На высшем суде отвечая,
Все признаю - без ропота, честно. Рыдания чаек
Над холодной соленой волной, что твой замок омыла,
Отпоют неслучившийся миф - от любви до могилы.

Я простила бесчестие, ложь и ожоги на теле,
Я простила бы смерть - я бы даже ее захотела,
Если б вера была не бесплодной придуманной шлюхой
Для холодного сердца - и сладким обманом для духа.

Недоверие - то, что убило мечту и надежду.
Не до веры теперь, проповедники в белых одеждах.
Не доверие стало причиной падения, Боже,
Просто ты не поверил.
И я не поверила тоже.

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы, dark

05:31 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Скорпиону


в жилах холод, соленая горечь и мрак
заплетаются жалящим душу клубком -
я стоял на обрыве, сжимая в руках
мир в агонии боли.
я думал о нем.

я гордец и несу на себе божий знак -
руну перста судьбы начертал на мне рок,
я стоял на обрыве, мечтал сделать шаг
или просто хотя бы
качнуться вперед.

но в холодных руках, обнимавших меня,
было больше тепла, чем в священном огне -
я готов был отречься от веры огня,
чтобы он иногда вспоминал обо мне,

я смотрел, как он мечется в темном плену
и как рдеет лиловая роза костра,
я стоял, опьяненный желаньем шагнуть
вниз с обрыва -
но я простоял до утра.

я очнулся, шепча его имя сквозь сон,
мне сказали, что реяла смерть за стеной,
и ушла, не дождавшись. я знал, это он
в фиолетовом пламени встал предо мной

И с тех пор я поверил холодным глазам
как не верил молитвам и сутрам огня -
это он над обрывом со смертью плясал,
от венчания с ней защищая меня...

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы

00:51 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мой драгоценный, зима настала, и стало холодно и темно. Луна висит ледяным опалом над крышей дома, глядит в окно. И с каждым днем все чернее тени, молчат святые у алтарей: нам не прорваться сквозь эти стены и в светлый мир не открыть дверей.
Мой драгоценный, твои молитвы дают надежду, но это ложь. Настанет время последней битвы, и даже ты, даже ты поймешь, что жизнь лишь жалкая искра света в бездонном чреве холодной тьмы, что сердца зов не найдет ответа и даже кровью позор не смыть.
Мой драгоценный, жестокий ангел из стали, ярости и огня – они тебя называют Факел, не знаю, как назовут меня, но тьма сильнее огня и стали, и ночь не кончится до утра.
Мой драгоценный, зима настала.
Мой драгоценный… сайонара.

@темы: dark, личные посвящения, Муравьиные тропы

11:32 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Слова о смерти – мороз по коже, с утра – надежда, а ночью – страх.
И все же, все же, стократно все же – я все же таю в твоих руках.
Уроки, книги, чужие раны, мечты о будущем, спор с судьбой.
Мне слишком поздно. Нет, слишком рано. Мне слишком хочется быть с тобой.
Смеется вечно спокойный Будда над гордой фишкой чужой игры:
Я не хотел быть таким, как люди, но притворялся им до поры.
Пора настала, и стало тихо, через порог заструилась тьма,
Запахло тленом и земляникой, и двери запер Ками-сама.
Я рвался в небо - сорвался с крыши, но головы не склонила смерть,
Шепча с усмешкою «тише, тише…», закрыла окна в моей тюрьме.
А ты все вспыхивал дальним светом мной неувиденных маяков,
Ты улыбался, шептал советы, исподтишка не надел оков.
И стала нитка однажды прочной, она связала холодный страх,
И стали пламенем дни и ночи,
И я оттаял в твоих руках.

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

Wind's Tales

главная