• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: личные посвящения (список заголовков)
03:02 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вы знаете, милая, жизнь застеблась гоп-стопом
А сплин чистокровный растаял в тумане утра.
Еще не решил - бросить яблоком или еще похлопать?
Наверное, лыбиться молча - да, вот что мудро.
Вы знаете, милый мой, Вас я запомню лучше
Красивым и стремным, с опущеным вечно взглядом -
Чем вздребезги бить каблуками замерзшие лужи
И в небо взлетать над просторами Эльдорадо,
Где золота нет и в помине, а мины - сменны,
Где шрамы окопов на лике крестов британских,
Где пафосом стала верность, а жизнь - изменой...
Нет, хватит мне менуэтов. Даешь брейк-дансинг.
Вы знаете, милое - даже не знаю, как там
Вернее назвать то дерьмо, что у Вас скопилось
За милым фасадом. Траурно-черным лаком
Покрою останки того, что когда-то билось...
И вдруг перестало. Вот блядь, я же, фак, про юность,
Любовь, позитив и всю эту херню, что гонят
Поэты по пьяни. Да, вот еще - я люблю Вас.
И хуй Вы прочтете все это, врубившись...
...нас не догонят.

@темы: dark, psyho, личные посвящения

02:41 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Безропотно склоняясь перед Вами,
Внимаю приговору в тишине:
Что толку Вам играть со мной словами,
Спускаясь легкой поступью ко мне -
С притворно-золотого пьедестала...
Колени преклонив, жду Ваших фраз,
Способных резать глубже темной стали
И даровать забвения экстаз.
Я предан Вам. Я предан Вами. Предан?
Нет, вышвырнут за дверь, как старый пес.
Как жаль, мой господин, что неизведан
И чужд для Вас сочувствия вопрос.
Как тяжкий сон, ушла былая слава,
И пеплом разлетелся наш устав
По ветру. Взгляд Ваш, томный и лукавый
Когда-то - пуст, как древний кенотаф.
Я не прошу ни ласки, ни награды,
Забвенье и покой даруйте, пусть
Все сыгранные ради Вас шарады
Твердят потомки смертных наизусть.
Улыбка дарит муки ожиданья.
Ответьте, Лорд мой - в чем моя вина?
И Вы, не знавший слова "состраданье",
За что уничтожаете меня?

@темы: dark, Лебединые перья, Чистая кровь, личные посвящения

05:50 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Январские сумерки, свет колдовского сна
Мерцают, трепещут и бьются нервозным пульсом.
Моя королева, заданным Вами курсом
Проследуют дни, и наступит в сезон весна.
Так будьте же счастливы - вечность у Ваших ног,
Мощь, сила, почет и пурпурные розы страсти.
Струится по венам чистейший и древний ток:
Мое основание ввериться Вашей власти.
И белый цветок той души, что парит во мне -
Отныне дарю Вам, прекрасное наважденье.
Январские сумерки светятся, как во сне:
Любви и тепла Вам, о Морриган.
С Днем Рожденья.

@темы: Лебединые перья, Чистая кровь, личные посвящения

22:38 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В январском безмолвии небо рокочет,
Хрипит дождем, остужая уши,
Японской речью в висках стрекочет,
Ритмичным ознобом целуя душу.
Испанские ночи промчались навылет,
Морские баллады разбились нахер.
Мои самолеты теряют крылья,
Я падаю вниз без любви и страха.
Напевами юности небо рокочет,
И головы вскинули черные маки,
А ты… ты слишком многого хочешь,
Но твой кредит исчерпан, мой сладкий.

@темы: dark, личные посвящения

01:01 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
- Не знаю имени, не знаю племени,
Не вспомню возраста - лишь верю в сны.
Лишь знаю - стрелочки придут ко времени,
Когда друг другу станем мы нужны.
Явись мне юношей иль девой юною,
Женою мужнею, иль стариком.
Где крепость старая стоит над дюнами,
Там вероятностей растущий ком.
Пусть вьюга горная снега баюкает,
Пусть южный зной палит - не рассмотреть.
Не знаю имени, но я люблю тебя,
Мой Изменяющий, чужая смерть.
- Холодный гранит лишь морем и дышит.
Судьба разметит своим штрихом
И жизнь и смерть мою, Шут, ты слышишь?
А я хотел бы найти свой дом.
Не волчья судьба - служить, ненавидя,
Но клятва держит сильней оков.
Престол в крови моей, Шут, ты видишь?
А я хотел бы найти любовь...
Надежды снега дождями истают,
Могильная твердь обняла меня,
Но волчьей кровью, о Шут, ты знаешь?
Судьба чертила, престол храня.
- Ни словом пламенным, ни вздохом тающим
Тебе не выдам я своих границ,
Как я люблю тебя, мой Изменяющий,
И как душа моя поверглась ниц.
Пусть вьюга снежная престол укутает,
Пусть волчья кровь горит, как южный зной.
Ни словом пламенным... как я храню тебя,
Мой Изменяющий. Любимый мой.

@темы: личные посвящения

03:32 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
«Память – дешевая сука, и жрет всех подряд «за так»,
Часто и жестко терзает чужие вены,
Кто-то ее имеет, а кто-то дает - и в такт
Бьется простреленный пульс не-моей вселенной,
В переплетенных объятиях. Поезд, несущий боль.
«Мальчик мой, кровь моя, сердце мое…» - без толку
Шепчет безудержно сдохшая чья-то роль,
Пламенно, нежно и яростно - без умолку.
В небе над городом ангельский вспыхнул бунт,
Там суицид и разврат в голубых просторах –
Знак на твоем нахмуренном вечно лбу
Сам Светоносный оставил, посеяв ссоры
Среди решеток костных, где метроном
Гулко считает удары горячих взглядов,
Память – дешевая сука – не тает сном,
Снова и снова подсовывая отраву
Губ твоих, рук твоих, кожи твоей… Беги,
Если сумеешь, а нет – так приди в объятья,
От горизонта до хвойных морей тайги
Сердцем раскрытые, словно тобой распят я.
Город и ночь, золотые мои огни,
Блюз твоих улиц и нежности зов нетленный.
Там, где у райских ворот Бог рисует сны
Бьется простреленный пульс не-чужой вселенной.

@темы: личные посвящения, dark, Марди-Гра

05:17 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
V.

Мой милый принц, сегодня Вы печальны.
Струится в спину Вам чужая лесть -
Ах, месть!
Забудьте, милый шут многострадальный,
Забудьте, кто Ваш бог - и кто Вы есть.
Мой мертвый принц, у Вашего надгробья
Роняю желтых роз живой букет,
Ах, нет...
Разбилось ядовитое снадобье,
Рассыпался на буковки сонет.
Мой белый принц, хрустальные слезинки
На Ваших нарисованы щеках -
Ах, страх?
Не движутся волшебные картинки
В разбитых позабытых зеркалах.
Мой черный принц, алмазные подковы
Стучат у перепуганных ворот -
Ах, год,
Прожитый в безразличия оковах,
Окрасил кровью ядовитый рот.
Прекрасный принц мой, розы не увяли,
Я исцелю все Ваши зеркала,
Ах, мгла...
Поверьте мне, мой принц - Вас так здесь ждали,
Как ни одна принцесса не ждала.

@темы: личные посвящения

04:54 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Откроем карты - ты был фальшивкой,
Ты был заменой, ты был игрой.
Все эти чувства обманом шиты,
Как ниткой белой костюма крой.
Откроем души - ведь "чувства" - слово,
Принадлежащее не тебе.
Как с глаз повязка... так прочь оковы,
Подарок брошен в лицо судьбе.
Открою правду - чужую душу
В тебе искал я, пред страстью - ниц.
Прощай, мой милый, так будет лучше,
Пошел ты нахер с моих страниц.

@темы: личные посвящения, хрустальное сердце

19:27 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Plenilune


Осень – читают как «обострение» - нет, не все.
Пик суицидов – гонка до створок рая,
Точкой на графике – я доползу до края,
Бантиком завязав перпендикуляр осей.
Гладят мой воздух в пикселе от щеки
Ваших ладоней два цифровых фантома,
Осень – и ужас мешает выйти из дома,
Чтоб на фонарь немножко повыть с тоски.
Город мерцает тысячами огней:
Старт в неизвестность, Гран-При до ворот Эдема,
Падает в Финский терновая диадема.
«Выхода нет» - написано на стене.
Пик октября – безудержный бой часов
Где-то в ночных лабиринтах плутают души,
Шепчут из вен-каналов, и молят: «Слушай…»
Время заваривать насмерть дверной засов.
И обострение-осень сыграет туш,
Точкой на графике смерти оставив имя,
«Я» - лишь дефисом меж датами золотыми,
И на щеке любимой размоет тушь.

@темы: личные посвящения, dark

02:06 

Цикл "Черное-с-золотом".

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Знаешь, игры всегда кончаются,
Что-то проходит - и не случается.
Двадцать пять тысяч огней до берлина,
Ты - еще дальше. Необходимо?
В небо уходят твои упреки,
Там, в темноте, посвящений строки,
Всхлипы, обиды, звонки и нервы,
Значит, теперь для тебя - Неверный.
А у меня - белоснежней света
Нежная грусть из дождя и ветра,
Мокрые перья и бьется сердце:
Вне какофонии смеха смерти.
Впредь за плечами - с чужими снами
Юноша с черными волосами:
С праздника вечного беспредела...
Все эти грезы - его безделье.
Значит, уйдет в небеса дорога -
В гроз предначалье, где дремлют боги,
Сладкие сны размешались с болью
Не-фа-ли-ма... теперь доволен?

@темы: Черное-с-золотом, личные посвящения, dark

04:53 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сменились миры, времена и привычные роли,
И пламя любви уступило улыбке холодной.
Лишь Ваше хрустальное сердце не чувствует боли:
Помилуйте, разве стекляшка на это способна?...
Знамена – мои, как и Ваши – отмыты от крови,
И в небе над нами не реет смертельная зелень,
Но что же, как прежде, мы в глотки вцепиться готовы…
…Иль снова скатиться в шелка белоснежной постели.
Чернила с пергамента пламя полночное слижет,
И строки безумные – пеплом обнимутся с ветром.
Да будьте Вы прокляты, как же я Вас… ненавижу,
За то, что без Вашей любви день не кажется светлым.
И полночь - на плечи, как птица… Не зная покоя,
Молиться готов всем богам – Светлым, Темным и Серым,
Чтоб Ваше хрустальное сердце, разбитое мною,
Вовек без меня не нашло ни надежды, ни веры.

@темы: Лебединые перья, хрустальное сердце, личные посвящения, Чистая кровь

03:39 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Графиту

Благодарю Вас.
вы пишете страшные вещи.
страшные, странные, страстные, словно ветер
тот, что над морем, сдерживая рыданья,
в щепки крушит обыденное сознанье,
и бессознательной лаской господь отметит
наших чистилищ безмолвное покаянье.
Благодарю Вас.
сегодня гроза над морем,
темная, тонкая, теплая, словно чужое горе,
бьется по нервам и плачет от счастья кровью
кто это выдумал - ненависть звать любовью?
я бы хотел рассказать Вам - лишь Вам! - о ссоре
меж светоносным и агнцем, но стынет слово.
Благодарю Вас.
я падаю в Ваши строки,
хлещущие по нервам, как пастырь строгий
чистой молитвой слепит и сдирает кожу
грешникам - в Ад, а влюбленным безумцам... Боже,
дай только шанс осознать все Твои уроки…
Благодарю Вас. Так больше никто не может.


@темы: личные посвящения, dark

04:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я слишком любил тебя – траурно, безысходно,
Без веры в надежду и без любви на веру.
Осталось тепло поцелуев, промчались годы
И имя твое разлилось по холодным венам.
Я слишком любил тебя – смерть не была бессильной,
В сентябрьских дождях потерялись твои упреки,
Сонет целовал эскиз над пустой могилой,
Ложились, как жертвы под нож, посвящений строки.
Я слишком любил тебя – гордо, порочно, нежно,
Забыв про любви чистоту и чужое горе.
Распят на зеленых стеклах твой белоснежный,
Размазан по пурпурной ярости твой же – черный.
Я слишком любил тебя – жизнь не измеришь словом,
Душа умирает дважды – с надеждой, с верой…
Прости меня, нежный мой рыцарь в чужих оковах,
Избрав новый мир – я навеки останусь верен.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Лебединые перья, dark, хрустальное сердце

14:16 

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сегодня тридцатое сентября и под сердцем холод.
Ты снова прощаешься с жизнью - да как ты смеешь.
Я был слишком нежен, ты - слишком жесток и молод.
Ты снова рыдаешь. Я снова молчу - умею.
Сегодня мне снилось, что я умираю - снова:
Седьмой, что ли раз за последние две недели?
Ты знаешь, в висок никогда не стреляют словом,
А сердце уже впало в спячку и ждет апреля.
Сегодня ты снова проснешься в пустой постели
И вспомнишь всех тех, кто шептал тебе страстно в уши
"Не он. Не достоин. Не верь ему. Отлетело".
Как жаль, что ты все-таки понял, что я был лучшим.
Но строки текут по экрану, как слезы боли,
Жестокий сентябрь качает невроз в колыбели.
Ты снова прощаешься с жизнью, семьей и волей.
Я - молча смотрю сквозь решетки и жду апреля.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Лебединые перья, dark, хрустальное сердце

01:07 

Цикл "Чистая кровь"

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли

L.M.

Сонет бездумной страсти – над могилой…
Безумец, Вы терзаете меня.
Сияние чарующего дня
Неведомой, неистовою силой
Проникло в мрачный склеп - игрой огня
На белых гранях мраморного гроба.
За этот сон расплатимся мы оба,
Горя в аду – Вы встретите меня.
Поэмой не смягчить цинизма прозу,
Не внемлет рок слезам чужой любви.
И здравый смысл прошепчет: «C`est la vie».
Разбить смертельный сон хрустальной розы
О кружево отчаянной любви
Безумный рифмоплет, как смели Вы?...
Презрев покой могилы светлой грезы –
Как смели пробудить меня от сна?
…Горя в аду – Вы вспомните меня.

@темы: Лебединые перья, Чистая кровь, личные посвящения

04:09 

Цикл "Чистая Кровь"

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Грудью - на нож, развеваются ниточки.
Что нам останется, пальчики сломаны,
Палочки-колбочки-перышки-свиточки,
И беспредел пожизневого гомона.
Горло – наружу, истерикой выплеснуть -
Яд и растерянность, страсть и отчаянье.
Острые локти - полметра на выносе.
В клетке серебряной нервов рычание.
Новый ошейник – свободное плаванье.
Помнишь меня? Пережженный сражением,
В марте пристану к беспамятной гавани,
Черным, жестоким своим отражением.
Руки – во льду, и по локоть – прощание.
Раком безумия боль разрастается,
Бред белоснежный шептал обещания,
Тень из кошмара со смертью останется.
Ночь. За бетонными серыми стенами
Где-то среди проводов и иронии,
Прячу любовь с рассеченными венами
В недра разбитой надеждой гармонии.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Лебединые перья, хрустальное сердце

17:33 

Цикл "Чистая Кровь".

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
F.M.

Серебром по стеклам - лето,
Тенью падаю на снег.
Вы остались – верю! – где-то,
Там, где дрожь бессонных век.
Лента из ажурной стали
Молча вьется над огнем,
Я ушел, а Вы остались,
Стали – сталью, стали – сном.
Дрожь запретной светлой стали –
Сладкий сон, любовь навек,
Отмолила, отыграла –
Вас, безумный человек.
Серебром лечу по ветру
Острым светом в Вашу кисть
Лягу молча, безответно,
Променяв любовь на жизнь.

@темы: Лебединые перья, личные посвящения, Чистая кровь

23:09 

Цикл "Чистая кровь"

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
B.L.
Алые когти червовой дамы,
Черные розы в крови.
Где-то под сердцем остались шрамы -
След промелькнувшей любви.
Шрифтом готическим чертит имя
Агнец чужих алтарей.
Пепел развеют ветра равнины,
Скроет безмолвность морей.
Чистая кровь под горячей кожей,
Тяжесть презрительных век.
Ферзь и король на пурпурном ложе,
Тающий лондонский снег.
Дама Валета толкнет на гибель,
Траурной станет вуаль,
Пусть замолчит тот, кто много видел,
Кто слишком многое знал.
Перед стеной темноты стопалой
Молча замрет пустота.
Нежный бутон розы темно-алой
Молча роняю с моста.
Остро кольнуло в груди - где-то слева.
Мерлин, храни Вас, моя королева.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Лебединые перья

00:38 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Q.

Кнутом по ребрам - сладко-сладко,
В графине - чай, в бокале - смерть.
Поцеловал тебя украдкой.
Слез с монитора не стереть.
Чужое горе. Боль чужая.
Пощечина. Ну, смейся… шут.
Таких, как я - не обижают.
Такие долго не живут.
Закрой беду на ключик медный.
Смени любовь. Смени наряд.
Таких, как ты - прелестно-бледных…
Такие писем не хранят.
И - дальше - вскачь, вразнос, в дорогу.
В словах - вердикт, в стакане - чай.
- Давай поговорим. Немного.
- Прости, нельзя.
- Но я…
- Прощай.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Лебединые перья, хрустальное сердце

22:00 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Зеленый огонь опалил безвозвратно и невозможно,
Усмешкой порочной восславил забытый храм.
И я возвращаюсь – безудержно, безнадежно -
К божественным, хрупким и хищным твоим рукам.
Сгорает в алькове тоски лебединый остов,
Растаял за гранью мечты белоснежный сон –
И я возвращаюсь – изгнанником быть непросто,
К ожившему богу – любовью зовется он.
Беспамятный дух, белокурый и обреченный,
Повержен надеждой и болью - к твоим ногам.
Прими меня вновь, божество и единый закон мой,
Позволь изумрудному злу освятить твой храм.

@темы: личные посвящения

Wind's Tales

главная