• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: личные посвящения (список заголовков)
07:17 

Цикл "Марди-Гра"

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
!

Когда уходит любовь, остается блюз
И шмон ацетона, отмывшего черные ногти,
Ты клялся, что будешь – вечно… Кусаю локти.
И где же твое отчаянное: «Вернусь»?!
Когда уходит любовь, остается снег
И искры стихов в тени сетевых просторов,
И канули, сгинули, умерли наши споры,
Оставив взамен лишь горечь припухших век.
Когда уходит любовь, остается «я»,
Разбилось наивное «мы» от тычка кастетом,
И «ты» превратилось в «он», стал вопрос ответом
Забылись слова, и особенно миф «семья»,
И детское, нежное, странное слово «Вернусь»…
Погибло, как год назад погибли огни Орлеана
Лишь шрам на левой руке – забытая рана.
Когда уходит любовь, остается блюз.

@темы: Марди-Гра, личные посвящения, dark

03:15 

Цикл "Чистая Кровь".

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Селене.

Что теперь в зеркалах твоих спрятано,
Кроме острого блеска зрачков?
Кровь чужая - напитком гранатовым -
Вдоль твоих белоснежных клыков.
Все, что было святого, прекрасного,
Тайны детские, грезы, мечты -
Ночь укроет - холодная, ясная,
Не спросив, виновата ли ты.
Что же толку калечить посредников?
Темной страсти не сбросить оков.
Кровь заменит любовь и наследников,
Сладко-пряная, теплая кровь.
С тихим звоном раскатятся мелочи
И навек станет черной листва.
Ты мертва, моя нежная девочка,
Да хранит тебя Мерлин… Мертва.

@темы: Чистая кровь, Лебединые перья, личные посвящения

00:21 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Забирая свое -
Не стыжусь, не бледнею...
Ненавижу ее.
С каждым днем - все сильнее.

@темы: личные посвящения

04:03 

Цикл "Чистая кровь"

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Бело-алая роза зимняя
На груди.
Взгляд холодный, ресницы – инеем
«Подожди?»
Разлетелись дороги ровные
По воде.
Злые, страстные, чистокровные -
Мы везде.
Кто засеял страх в грудь усталую,
Тот и жнец.
Белоснежному с черно-алою –
Под венец.
Ядовитая и умелая,
Чья-то лесть.
Сердце темное, руки смелые –
Зреет месть.
Не по норову жизнь без риска нам.
К праху – прах.
Кисло-сладкая кровь арийская
На губах…

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Лебединые перья

18:10 

Цикл "Чистая кровь".

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
L.V.

В безропотной тишине отчаянье жжет лучину,
И каждая ночь без Вас приносит с собою страх.
За что ты, жестокий рок, меня сотворил мужчиной?
Я пленник своих страстей, пылинка в огне костра.
Коллекцию Ваших фраз в пылающей ране сердца
Дополнят слова "Не смей", "безумный мальчишка", "нет".
Но каждый Ваш взгляд храню, как редкую драгоценность,
Мечтая в конце принять в объятиях Ваших - смерть.
Жемчужные лепестки надежды счастливой доли
Растреплет вульгарный фарс нелепых и лживых слов.
Но каждую ночь без Вас сгораю от сладкой боли,
Лелея последний шрам - безумную к Вам любовь.
Разбитая нежность слов, змеиный изгиб поклона,
Скрипичная карамель, минорный и злой аккорд.
В беспамятной тишине обрывок немого стона:
"Пусть Тьма сохранит Вам жизнь, возлюбленный мой, мой Лорд".

30.09.2006

@темы: Чистая кровь, личные посвящения, Лебединые перья

21:37 

обрывок.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
...За закатной волной ты не будешь последним,
Не таких еще, верь мне, там раком ставили,
И тебе распахнутся объятия Леты,
И получат сторицей от Бога с Дьяволом
Все, кто был хоть когда-то безумным и верным,
Проходили пустыней, грозой и ливнями.
А тебе нет прощенья, прекрасный и нервный,
Потому что рискуешь чужими жизнями.

@темы: личные посвящения

18:30 

Цикл "Чистая кровь" (игровое)

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Дорогой лунного луча
За Вами следует пощада.
Молчите, милая, не надо
Молиться, плакать и кричать.
Гордыня одарит Вас сном,
Бессмертьем, злом и совершенством.
Но знайте – вечное блаженство
Для Вас откроется в ином,
Чем сила, власть и красота.
Любовь, разбитая случайно.
И слезы, пролитые тайно
Сотрет ночная темнота.
Усмешки нежной горький яд
В себе таит искру укора…
Но Вы – Селена Сальваторе,
И ясен Ваш удел – молчать.

@темы: Чистая кровь, Лебединые перья, личные посвящения

01:04 

Цикл "Чистая кровь"(игровое).

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я смирился с приказом – молчать, поверьте,
Не трудней, чем шагнуть за Завесу Смерти.
На предплечье ожогом пытает Метка.
Это сладкая боль, мой Лорд.
Белый лебедь в заснеженном парке Феба.
Разлетаются перья в осеннем небе,
Гениальный безумец - Ваш образ слепит.
…Для раба я был слишком горд.
И, как стрелы, вонзались в предплечья фразы,
Что не следует думать – лишь ждать приказа,
Что служение – свет, а любовь – зараза,
Я услышал лишь «Нужен Мне».
Ночь - не время удерживать злые слезы.
Лондон. Парк. Безутешность последней дозы.
Вашей ласки минута. В груди – заноза.
Лунный лебедь в кромешной тьме.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Лебединые перья

23:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
S.
Отпускаю тебя насовсем,
Не за дело, за так, по привычке.
Из руки – незажженная спичка
Выпадает на сливочный крем.
Отпускаю тебя от себя,
Выпускаю изящную руку,
Обрекаю – на жизнь, не на муку,
Проклиная вердикт «не судьба».
Отпускаю тебя в никуда,
В мир, где радуга, страсти и грозы –
Без меня. И засохшую розу
Безутешно роняю с моста.
Отпускаю тебя навсегда.
Демон демона вряд ли удержит,
Так простимся – легко и небрежно.
Мы свободны. А слезы – вода.

@темы: личные посвящения

01:20 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
S.
Развернутый лист ало-желто-зеленый, зачем ты все вьешься
В закрытом окне?
…Я знаю, к кому-то, храни тебя, Господи, ты и вернешься,
Но вряд ли – ко мне.
Печальная осень и мокро-холодный сентябрь - знакомо,
Как подписи штрих.
Кончается лето. Кто в браке, кто в доле, кто в коме.
Тебе не до них.
Зима – шлюха в белом, я – Смерть… ты однажды проснешься.
Ты – сердце в огне.
Когда-то, возможно, храни тебя Господи, ты и вернешься.
К себе, не ко мне.

@темы: личные посвящения

23:45 

Цикл "Чистая кровь".

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ответьте, молю… Я безропотно внемлю.
Безликая ночь уронила на землю
Сверкающий сон. И, подобен абсенту,
Разлит лунный свет на зеленом паркете
Поместья во сне. Смерти черная птица,
Возможно, мертва или попросту снится
Уснувшему – мне. И часы отгорают
В холодном огне. Я молчу, замирая
Луны лепестком в этом доме ажурном,
И полны огня погребальные урны,
Но холоден взгляд. Белоснежная кожа
И алые камни в агатовом ложе,
Меж Ваших ресниц. Ваши речи коварны,
Грозит ослушанье немедленной карой,
Но мне все равно… И отчаянной грезой
Я шлю дерзновенные строки. Не в прозе,
Простите меня. Я влюблен, пусть сословье,
Меня одарившее чистою кровью,
Не знает любви. Но в ночных сновиденьях
Я с Вами беседую – гибкою тенью
На Вашем плече. И безмолвные звезды
Ответят за Вас на признанья и просьбы…
Ответьте, молю. Теплый бархат и свечи.
Мой Лорд, я мечтаю о будущей встрече…
…Осмелюсь. «Люблю…»

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Лебединые перья

01:56 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Детские страхи – уйдет, оставит, забросит.
Детские нервы легко намотать на пальчики.
Девочка-агнец Божий, «Все сразу, мальчики!»
«Следующая – улица Зодчего Росси!»
Из разных кирпичиков стены домов будут сложены:
Из ласки и боли, из смеха и дрожи отчаяния.
Плавают тонкие льдинки в забытом тобою чае.
Пальчики тонкие о них совсем-совсем отморожены.
Письма на память – фотки, картинки, строчки.
Слишком знакомые фразы – твои, небрежные –
Вновь по экрану: стихи запредельной нежности,
Чьи-то теперь, но больше - не мне. И точка.

@темы: личные посвящения, dark

00:47 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Посвящается.
Наверное, так лучше. Так честнее.
Никто не любит лжи, секретов, ссор.
Но Боже, до чего я сожалею,
Что сам затеял этот разговор.
Наверное, так проще. Так и надо.
Сюжет, достойный книжек и картин.
Любовь раскрыла мне ворота Ада.
А ты – взмываешь в Рай, мой Валентин.
Наверное, герои из романов
Смеются зло, разглядывая нас.
Рыдать тебе в плечо, прости, не стану.
Но свет померк любимых серых глаз.
Наверное, я все-таки сильнее,
Чем думал сам, приняв в лицо удар.
Но, Господи, что может быть больнее,
Чем непреклонно сказанное «Да».

@темы: личные посвящения

22:22 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Какой же ты гордый,
Прямой и жесткий.
Подземные воды
Как плети, хлестки –
Интрига и подлость,
Порок и лживость –
Твоя безысходность.
Чужая милость.
Мой рыцарь и ангел,
Оставь гордыню,
Пылающий факел
Спалит твердыню.
Но – Domine, amen.
Пределы верны:
Косою о камень,
Иглой по нервам.
Оковы снимаю
С души безвольной.
Черт, я понимаю.
Мне просто больно.

@темы: личные посвящения

22:22 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Кто-то благословенный однажды загнал нам в сердце по якорю,
От всех защитив надежно: от злых, бездушных и милых.
Но слово, с которого начинается утро, по-прежнему «Сакура»,
А то, которое зажигает звезды – все так же «Зиллах».
Вселенная содрогнулась от смеха и каждый атом,
Похоже, серьезно возомнил себя монолитом.
Среди ночной слепоты вспоминаю себя – Каратом,
Но искры солнца и смеха зовут меня Чароитом.
Пути разбегаются вдоль меридианов на Севере,
Восточные соловьи разливаются медной трелью.
В письмах, которые несет мне ветер, я все-таки Эйвери,
Но в тех, что улетают в камин – остаюсь Циэлем.
Белые розы, гонимые декабрем, астматически скалятся,
Вдребезги разбивается ваза на полке каминной.
Демон со стальными когтями шепчет мне: «Алистер…»,
Ангел с черными волосами кричит «Кристина!»
Строки срываются в дождь, а сердца перебиты колом,
Ты умолкаешь бессильно – да как ты смеешь…
Маски из электронных нитей величают меня Эолом.
И только ты один продолжаешь звать меня Джеем.

@темы: личные посвящения

00:23 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Посвящается А.

В густом тумане лондонских страстей,
В объятиях ночного антрацита,
Боюсь лишь одного: Вы замолчите
И разобьется, рухнув, чья-то тень.
Волна тяжелой соли на губах
Шепнула мне, что Вы пришли не с миром
Из недр пурпурно-темного эфира,
Где пепел к пеплу лег и к праху прах.
Но взгляд вошел во взгляд, как нож в висок
И я лечу, как бабочка на пламя,
К тому, чья кисть довлеет над мирами,
И чьи зрачки отмерят чей-то срок.
На перекрестке сумрачных страстей,
Боюсь лишь одного – Вы замолчите,
И мир души, каймленой чароитом,
Со звоном разлетится, словно тень.

@темы: личные посвящения, London After Midnight

19:02 

Посвящается.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сегодня - ночь в саду Луны.
Вы изумительно прекрасны.
Дыханье розы черно-красной,
И на ветвях - цветные сны.
Сегодня - тайна Ваших строк,
И грация, подобно сернам,
Восточных грез, и Ваша верность,
И темных глаз упрямый рок.
Сегодня - струны нежных лир,
Щербет прохладный в двух пиалах,
И слов поэта слишком мало,
Чтоб восхвалить Ваш дивный мир.
Вы - словно грезы острие,
Поэт, философ и наложник.
И эти строки, (если можно?),
Мой дар для Вас, Акамие.

@темы: личные посвящения

17:45 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
to Hellmark.

Нарциссы из оникса в полумраке,
Тепло на ладонях. Вскрик.
Ты умер сегодня. В огне, в атаке…
…а я не привык.
Вином перечеркнуты три страницы,
Про сладость, любовь и крах.
И чудится ярость в пустых глазницах,
В хрустальных зрачках.
Безлунные тени скользят по векам,
Вкус времени - терпко-кисл.
Взметнулась над кожей полоска стека –
«А смысл?»...

@темы: личные посвящения

17:45 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Посвящается

Надежд обрести тебя, милый, теперь уже минимум,
Раскроено небо.
Нашел на помойке девчонку(ты некогда выкинул),
Ты рыцарем не был.
Взглянул ей в глаза - бог ты мой, ну и лох же ты.
Она так похожа -
Теперь на тебя, ей все муки твои уже прожиты.
И мной, видно, тоже.
Канал электронный мне губы сжигает, как солнце.
(Ты дальше и дальше)
Скользни сквозь меня, и дыханье навек оборвется -
Ты все-таки старше.
Свобода - экстремум, забавно-неточный континуум,
И корочка хлеба.
Надежд обрести тебя, милый, теперь уже минимум,
Раскроено небо.

@темы: личные посвящения, dark

02:11 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты целуешь бездумно свои зеркала,
Я сгораю безвременно в пытке сарказма,
Растекается в венах кровавая плазма,
Согреваю дыханием холод стекла.
А за окнами брезжит, мелькает рассвет –
Ты поднимешься в день, расцветешь, словно пламя,
Я усну – и восстанут стеной между нами
Тень покорного зла и шартрезовый цвет.
Траур - ласковой ноткою – в трепет ресниц,
Мой готический мальчик, ты бредишь – со зла ли?
И бредешь, зацелованный всласть зеркалами,
К алтарю Марди-Гра, где я падаю ниц.
Бритва выведет тонко посланье – тебе.
Ты прочтешь, удивленно. Решишь – показалось.
Но на сердце гадюкой свернулась усталость,
И изломаны руки в беззвучной мольбе.
Я пишу тебе письма. Как будто роман,
Где смешались в психозе гордыня и мука,
Их тебе не пошлю – ты погибнешь от скуки.
Но зову – как и прежде, беззвучно – Арман.

@темы: Марди-Гра, Вампирские хроники, личные посвящения

Wind's Tales

главная