Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: осколки миров (список заголовков)
05:12 

Нессе

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
О чем тебе писать, моя крапива?
Боюсь, сгорю при встрече со стыда.
Пройти, толкнув бедром тебя игриво?
Иль мимо, не заметив, торопливо,
Как будто мне неважно.. что тогда?

Твой взгляд обжег сильней иных касаний,
Пугает и манит, как серебро –
Лесную тварь, затравленную псами.
Приручишь их – они приходят сами,
И делят с приручившим стол и кров,

Но смотрят в лес с тоской, в пургу и вьюгу…
Лесная тварь, зову тебя подругой,
Но губ твоих карминовый огонь
Влечет к себе, пусть ты шепнешь – «не тронь».
Я отведу глаза.
И все по кругу.

Январь 17

@темы: Чистая кровь, личные посвящения, осколки миров

21:48 

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты будешь там. Не здесь и не со мной.
Ты будешь с кем-то - не со мною рядом.
С хрустальным звоном сталкиваясь взглядом,
Ты мимо проплывешь. Другой. Чужой.

Ты будешь улыбаться, умолкать
И прикасаться вскользь к чужим ладоням.
Я - гость случайный в синеве бездонной
Твоих очей. И мне ли упрекать

Твои уста, улыбки теплоту,
Твои глаза, наполненные светом,
И сердце - холодней, чем зимний ветер,
Хранящее в себе лишь пустоту.

Во взглядов равнодушной синеве
Я вязну, словно муха в паутине.
Но кончен бал, дописана картина.
...Ты не со мной, мой преданный Орфей.

@темы: Осколки миров, личные посвящения

04:32 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Дни как часы, как столетья - годы,
Нити судьбы на крючках дрожат.
Мы возродимся весной, с природой,
Если действительно будешь ждать.

Тёмных шипов на стебле у розы
Не стерегись, и сожми кулак
Чтобы в крови грохотали грозы,
Чтобы кричало, звенело в такт.

Там, где уже отгремели взрывы,
Там где под пеплом уснут поля,
Где отрыдали свое с надрывом
Крови навек напилась земля,

Я обниму тебя - без угрозы,
Крепко и нежно, теплом души.
Белый шиповник сплетется с розой
Там, на погосте, где мы лежим.

@темы: личные посвящения, Осколки миров

04:21 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Не вернусь, пели вороны на закате.
Растекалось багровым на белом платье
Как гранатовый сок - терпко, черно-ало.
Ты любила меня. Но не удержала.

Не вернусь, задушевно шептали листья
След змеился по снегу - собачий, лисий.
Где окончатся тропы, никто не знает.
- Пощадите меня.
- Не могу. Стреляйте.

Не вернусь, словно осы свистели пули.
Замирали гвардейцы на карауле,
Пляшет смерть: зубы, двери и окна выбив.
- Лучше смерть.
- Слово чести?
- Клянусь.
...Спасибо.

@темы: Осколки миров

04:24 

Барраяр

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вы насмехаетесь надо мною,
"Ваших не слышно давно стихов"
Милая, нам не дано покоя,
И не дано человечьих слов

Слышите, милая, грянул выстрел?
Это наш вальс, наших нот набор.
Руки в крови, но на сердце чисто -
Выбор непрост, не окончен спор.

Наши стихи - рваный ритм допроса,
Песни - признанья, и кто б спросил
Автора главного здесь вопроса,
Где будут взрывы и солтаксин.

Наши картины - в посмертных фото,
Вклееных наспех в строку досье.
Наша любовь - защитить кого-то,
Кто будет завтра дышать. И все.

Нас не помянут, вздохнув с печалью,
Правды о нас не напишут в "таймс".
Кто нам поверит, что мы стрелялись..
Скажут, что вы застрелили нас.

@темы: Осколки миров

04:07 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сталь под пеплом и кровью - все та же сталь,
От соленого ветра в ушах звенит.
От соленого моря пришла печаль,
Ржавой солью сожрала души гранит.

Под холодной луной гулко шепчет лес,
Отзывается смехом язык костра -
Волчий взгляд отражает простор полей,
Гон кровавый с вечера до утра.

Ночь звенела охотой, трубила в рог,
Рассыпала выстрелов треск сухой -
Дробью темной, смертельной спустив курок
Оставляла алое за собой.

В белом небе струится рассвета шелк.
Ночь уходит, окончен жестокий бой.
Над лесами разносится волчий вой.
Я останусь в листве. Только б он ушел.

Сталь под кровью. Кострище и белый дым.
Слышишь, небо?
Его - отпусти живым.

@темы: личные посвящения, Осколки миров

07:35 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Полтретьего ночи. Огни космопорта.
Холодного ветра настойчивы пальцы
В моих волосах. Здесь кончаются годы
Пути на вершину.
И кто-то остался -
Живым или мертвым в руинах надежды,
Обманутым, злым или просто убитым,
Калекой, элитником в белой одежде -
Вы все остаетесь.
Все козыри биты.
Разлит по стаканам отравленый стаут,
Разбрызгана кровь рассеченной гортани,
Разорвано фото.
Победа. Нокаут.
Я отдал долги. Я прощаюсь.
Я стану
Затертыми строчками баз электронных,
Забытой расческой с лазурною прядью
Перчаткой, уснувшей в коробке картонной..
Огни космопорта подернулись рябью
И дышат покоем далекие звезды,
Влекущие, словно закрытые сайты.
Огни космопорта. Внезапные слезы.
Последний эфир: смской.
"Прощайте".

(Двухнедельной давности)

@темы: Осколки миров

03:42 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Дождём умытый, дремлет за окном
Усталый сад. Стихает гомон дома,
Весёлый шум гостей. Укрыты сном,
Как одеялом, нити спят историй.

Полночный дождь, возьми мою тоску.
Размой её холодными слезами
Последних летних дней и горсть песку
Брось на могилу прожитого нами.

Вы не со мной. Вы дышите во сне,
И шепчет сон Ваш про иные грезы,
В которых нет меня и места мне...
Как жаль, что лгать об этом слишком поздно.

Вы не со мной. Я пленник нежной лжи,
Которой сам себя кормлю ночами,
Ей подменяя Вас, пытаюсь жить,
Но истина жестока. И случайна.

Вы не со мной, пусть тело рядом, но
Биенья сердца более не слышу.
Сегодня лишь полночный дождь со мной,
Усталый сад и отчего-то вишен

Тревожный аромат, мешая спать
Скользит пером, рождая бред тревожный.
Цветущих вишен нежный аромат,
Прости меня.
И Вы простите тоже.

@темы: dark, Осколки миров, личные посвящения

01:49 

эскиз

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Был закат. И в оковах штиля
Море стало кроваво-алым.
Тех, кому повезло - простили,
Тех, кто бросил весло - не стали.
Кто смеется, пройдет полмира,
Кто рыдает - умрет усталым.
Не помиловано зефиром,
Море стало кроваво-алым.

@темы: осколки миров

05:12 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Декабрь качает снега колыбели,
Белесой дланью трогает кусты.
Покрылись льдом бутоны розы белой,
От холода погибшие цветы
Блестят под бриллиантовыми снами:
Там никогда не гаснет солнца свет,
Там теплый бриз зелеными волнами
Качает листья, шепчущие вслед
О ярком блике на колючей ветви,
Под шум ручья, несущего цветок,
О белом лепестке, упавшем первым
В воды живой, искрящийся поток.
…Но жизни суета прошла бесследно,
Умолк и опустел цветущий сад
И мертвой розы куст немилосердно
Алмазно-твердым саваном объят.

@темы: осколки миров

05:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Изморозь трогает лапкой душу,
Холодом мягким вздыхает ночь.
"Кай, Королева не ждет заблудших.
Кай, торопись, улетаем прочь!"

Сердце холодное - твой рассудок,
Будешь бессмертен, силен, богат.
Выбор кощунственный твой осудят,
Всех осуждают. Тебя - стократ.

Прячет метель ледяные звезды,
Белым плащом укрывает кровь.
Кто Королевой из снега создан,
Тот не полюбит живых цветов.

Стынет рука безутешной Герды,
В шее торчит рукоять ножа:
Срезана роза рукой бессмертной,
Видно, умела его держать.

Алое с белым сплелись, как сестры:
Изморозь тронет кровавый след.
Больше не будешь ничьей невестой,
Герда-навеки-шестнадцать-лет.

Звездная ночь от кровавой мести
К снежному счастью укажет путь.
Рыцарь спешит к Королеве Эльзе,
Помнит приказ: "Отпусти.. забудь".

@темы: осколки миров, dark

01:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Основ мирозданья незрима суть,
Наверное, прав был старик Шекспир.
Встаю на канат, цирковой плясун,
И жду – может быть, покачнется мир?

Но рыбы слепые плывут сквозь мрак,
Бессмысленно пялятся сквозь стекло:
У них – дом, работа, своя игра,
Я им безразличен. Мне повезло.

Я вышел из Дома, захлопнув дверь,
Оставив уют и цветущий сад.
Сюжет не новее иных, поверь,
Того, кто ушел – не вернуть назад.

Канат под ногами опять дрожит,
Смеется толпа и мерцает свет,
Смеется душа – если миг прожит,
Его не сотрет многоцветье лет.

Все злее веселье, дорог кольцо
Свилось обручальное. Время – пыль.
Под радугой грима мое лицо
Тебе не узнать посреди толпы.

Минули осенние витражи,
Рассыпалась прахом моя игра.
Тебе в лотерее досталась жизнь.
Мне - вечность, свобода и Марди-Гра.

@темы: осколки миров, личные посвящения, Марди-Гра

02:31 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
На стяге дремлет лев, как море, синий,
И бьются волны в скалы - рать на рать.
Холодный темный вечер лег в Долине,
Как будто собираясь умирать.

Толпятся духи, стонут в изголовье -
Проклятий, как сонетов, злой венок
Улегся на чело вуалью вдовьей,
Домашним псом раскинулся у ног.

Отринув благородное обличье,
Душа смеется, сны не знают слов:
Под сеткой шрамов на лице девичьем
Течет чужая, проклятая кровь.

В крови родной купался, словно в море,
Мой синий лев окрасился в кармин,
Но не согреть души чужому горю,
Как не согреет ледника камин.

Долина спит, обложенная данью
Проклятия, в оковах злого сна.
Четыре слова, видимость прощанья:
К чертям вас всех.
И первого - меня.

@темы: осколки миров, dark

04:13 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В черной, шелковой неге ночи
Ты листаешь мои страницы,
Изучаешь слова и лица.
Оказаться чужим - не хочешь.

Не любуйся на эту маску,
В ней от света - одни осколки.
Жизнь без счастья бывает долгой,
Словно ночи из страшной сказки.

Над балконом луна мерцает,
Сыплет жемчуг на спящий замок,
Где портрет в серебристой раме
В лунном свете безмолвно тает.

Над долиной плывут столетья,
Размывая вражды границу.
Лунный свет им ночами снится,
Омывающий прутья клеток.

Голоса из забытых склепов
Шепчут тихо предупрежденья.
Звук струится в холодных венах,
К сердцу выхода ищет слепо.

Кровью вычеркнуты из книги
Лица, сны, имена и даты -
Там, где вера жила когда-то
Пролегли недоверья лиги.

В черной, шелковой, нежной маске
Я склоняюсь над колыбелью.
Спи, мой мальчик, луна напела
Эту странную, злую сказку.

@темы: осколки миров, личные посвящения

01:04 

Доминику.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Значит, время такое – кольцо сомкнулось,
Стрелки в прошлое крутятся, что за черт,
Но туннель к небесам обратился дулом,
Ну, а рыцарь , стало быть - палачом.

Значит, ложью – надежда, и нежность – болью,
Так спляши, Эсмеральда, такой фокстрот,
Чтобы сердце рассыпалось алой солью.
Я сожгу тебя, шлюха – и не ебет.

Значит, прочь тишину, пусть пылает жарче,
Пусть взовьется в небо и твой костер,
Лишь бы ревностью грело, горело ярче,
Лишь бы сладок был яд, да кинжал остер.

Значит, Ave Maria, dominus tecum,
Что, горбатый звонарь, ощерился зло?
Стали ласки ее – как удары стека,
И рабом Сатаны – божий раб Фролло.

@темы: личные посвящения, Кастель Амор, Белый Город, осколки миров

04:25 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
- Ваше Величество, розы цветут в саду
Алые, белые – бархатна ткань бутонов.
Нежно кружатся бабочки на лету,
Голову Смуты венчает теперь корона.
- Как холодна земля под корнями трав,
Давит на грудь белый мрамор, и нет покоя.
В чем, мой господь, пред тобою я был неправ?
В чем виноват я, господи, пред тобою?
- Ваше Величество… брат мой, любимый брат.
Конь твой вернулся, пустым оказалось стремя.
Тот, кого звал ты Всевышним, совсем не свят –
Ждать от Небес спасения – тратить время.
- Там, между юных деревьев, где склон холма,
Грежу цветными снами, им нет предела.
Здесь ли навеки ушла от меня она?
Здесь ли его растерзали за Божье дело?
- Ваше Величество, солнце в кровавый цвет
Нынче окрасилось, скорбью бокалы полны.
Двадцать девятый день Вас на свете нет,
Месяц назад забрала мое сердце Полночь.

@темы: dark, Белый Город, осколки миров

Wind's Tales

главная