Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: кантальский виноград (список заголовков)
03:43 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Оставим сопли, забудем чувства,
Смеяться поздно, рыдать - маразм.
Язык отрезан, меж ребер пусто,
Сентиментальность сменил оргазм.

Слова бывают больней пощечин,
Ты прав, мон шер, такова цена -
Горящей страстью наполнив ночи,
Наутро выясним имена.

Молчать о прошлом, молчать о вечном,
Смеяться молча, и в тишине
Не обжигаясь, потушим свечи,
Ловя губами огонь в огне.

Плачу по счету - за ложь, бесспорно.
Так даже лучше, ты в общем прав.
Скользит рубашка с плеча покорно.
Ты побеждаешь. Я проиграл.

@темы: Кантальский виноград, dark, Чистая кровь, личные посвящения

14:38 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я целую ее глаза - обреченно, бездумно, страстно.
У нее меж ресниц - огонь, цвета крыльев вороньих - бровь,
У нее за корсажем сталь, на удары похожи ласки.
Кто ее не любил хоть раз, тот не знает, что есть любовь.

Вдоль по склонам струится пыль, вздох июля и сух, и жарок -
Приклонились друг к другу две нежных яблони на холме,
В реку быструю два ручья заплетались влюбленной парой,
В пене кружев, в жасмине звезд - снова вышла она ко мне.

У нее вместо сердца - бриз, губы горьки, как травы мая,
Но в тоске одиноких дней, в лихорадке весенних снов,
Мне не нужно чужих невест - я одну ее обнимаю,
Изолгавшись вконец о том, что не жажду любви оков.

Ночь швырнет в холод пальцев - дрожь, в ребра - пламя, в ресницы - воду,
Потушить бы все эти сны и рассудком одеться в сталь.
Эту... с пламенем вместо глаз, двадцать лет я зову Свободой
И люблю ее потому, что иного господь не дал.

@темы: dark, Чистая кровь, Кантальский виноград

11:27 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Время десять ноль-ноль, снова утро - и тут как хочешь,
Мне сказали, что умер я позапрошлой ночью,
Отписав наследство шлюхам и лицедеям,
В знак того единственного, что я умею.

У надгробья посажены чопорно-злые розы
Ало-черно-бордовые, в точных цветах некроза -
Жалко, не прижились, только корни пустили в раны
От которых при жизни пахло смехом и марихуаной.

Крышку гроба забили чечеткой на метр под землю,
И сказали - вкури, чувак! Я ответил - внемлю,
И еще завещаю - забить на рассвете гвозди
В той земле, где медовым цветом налиты грозди

И напевом гортанным зефир убаюкал горы.
Люди в пафосно-черном придумали, будто горе
Их терзает, как коршун, а сердце все реже бьется...
...только знай, я не умер. Я просто ушел за солнцем.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь

13:35 

* * * (баловство с рифмой скорее...)

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Темная во-да
Скроет тепло рук.
- Помнишь меня?
- Да.
- Кто я тебе?
- Друг.

Где-то в груди - сталь,
Двадцать и шесть лет.
- Веришь в любовь?
- Да.
- Веришь в меня?
- Нет.

Нежная звез-да,
Падает вниз, в снег.
- Сердце мое…
- Да?
- Хватит борьбы.
- Нет!

Смертью навсег-да
Плечи сожмет мрак.
- Помнишь меня?
- Да.
- Кто я сейчас?
- Враг.

В сердце кусок льда,
В душах чужой свет.
- Любишь меня?
- Да
- Будешь моим?
- Нет.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

16:44 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Меж деревьев сонное марево
Омывает прибоем сад.
Запах книг, пергамента старого,
Антрацитовый мрачный взгляд.
Под диагнозом «соучастие»
Слишком просто сердца разбить.
Только, знаешь, не подчиняйся мне,
И, пожалуйста, не люби.
Все мы, в принципе, уголовники:
Позабыли добро и зло,
Но прощаться легко с любовником,
А с возлюбленным – тяжело.
На руках, украшенных Меткою,
Кровь и пепел, кто с нами – свой.
Слуги Змея, братья и смертники,
Меж могил прорастем травой.
Но за гранью пафосно-вечного –
Целовать бы тяжелый взгляд,
Слушать соло ритма сердечного
И смотреть в полуночный сад.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

10:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Легким ветром о стекла биться,
Ударяясь то в смех, то в плач.
Не влюбиться бы… не влюбиться,
Ошалев от его тепла.
Перемешивать сахар с перцем,
Разбирая узор защит,
Целовать до экстаза в сердце,
Точно зная - не закричит.
Блядь-фортуна отбросит пяльцы,
Бестолково сорвется вскачь.
До надлома сжимает пальцы
Обожаемый мой палач.
Биться ветром в броню ограды
В хороводе весенних дней.
И ловить, обжигаясь, взгляды.
И влюбляться – сильней… сильней.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

10:03 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Слезы - в чем-то вода, если тщательно смежить веки,
То никто не узнает, и два к одному не сложит.
Я один поднимался, один под дождем и снегом,
И заставить меня покориться - никто не сможет.

Бестолковых эмоций шальные, как птицы, стаи,
На рассвете ворвутся в окно и тоску разбудят.
Будет лето в тюльпанах и лед на ручьях растает,
Будут ночи без сна - но, похоже, меня не будет.

В синих-синих озерах играет дорога света,
Там смеется звезда и поет соловей - душевно.
Мне стеклом встала в горле чужая душевность эта.
Тем, кто голову не склоняет - ломают шею.

Но часы в Кенсингтоне пробили - пора в дорогу,
Остров Нетинебудет - налево, а смерть - направо.
Я возьму тебя за руку, можно? Я ненадолго...
Навсегда - это вовсе ведь и не долго, правда?

@темы: dark, Кантальский виноград, Чистая кровь

01:31 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сплетаются тени на белой стене -
Ты ждал меня, правда? Иди же ко мне.
Сквозь вены продетые чувства - лови
Свидание первое мертвой любви.

Распахнута склепа хрустальная дверь,
Ты ждал меня, знаю - люби же теперь
Клеймо поцелуя на мраморном лбу,
Жемчужный венок в белоснежном гробу.

В осколки разбиты цветные мечты,
Ты звал меня, правда? Дозвался - не ты.
Душе белоснежной, не ведавшей лжи,
Разбитое сердце в ладони вложи.

Я в трепете утреннем мокрых ресниц,
Я в грезах багровых закатных зарниц,
Я боль твоя, свет твой, мечта и наркоз,
Безудержной первой любви передоз.

Не бойся отдаться слепящей Луне,
Ты ждал меня, мальчик - иди же ко мне.
В объятиях смерти познай - c'est la vie,
Биение сердца воскресшей любви.

@темы: dark, Кантальский виноград, Чистая кровь

00:21 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Честность ценится хоть в чистилище, хоть в раю.
Злость и искренность в странном имени.
Я прошу тебя, удержи меня,
На мгновение удержи меня на краю.

В заточении не сломается меч стальной –
Век беспамятный за мгновение,
Чьей-то смерти прикосновение,
За тюремною, мать ее растак, за стеной.

Жребий сыгранный, дух заложенный в тайный круг.
Лгать не выдержу, зря надеялся,
Кровь горячая, сердце смелое,
Слишком смелое, осторожнее… слышишь, друг?

Нет спасенья мне ни в чистилище, ни в раю.
Тьмою избранный, Тьмою меченный,
С Тьмой кровавой на веки венчанный,
На прощание задержи меня на краю.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

04:07 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Шуршит вода по белесым стенам,
Сквозь шторы щурится глаз Луны:
Хотел бы счастье пустить по венам,
Мешает только клочок вины.
Цветным мелком на душе покорной
Пишу, что шансы равны нулю –
Займем места и возьмем попкорна,
Чтоб наблюдать, как мое «люблю»
Улиткой робкой ползет по склону,
Щенком заглядывает в глаза.
Улыбки вспышка и нота стона –
Ложь и притворство, как ты сказал.
В тисках апреля дрожат запястья,
И слишком пусто без этих слов:
Я рву зубами из звездной пасти
Свою – придуманную! – любовь.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

06:11 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Однажды гневно захлопнув двери,
В тоске неволи считаю дни:
Солги мне так, чтобы я поверил,
Прошу, пожалуйста, обмани.
Смеясь над сердцем, тупой причиной,
Бессильный разум не знает грез.
Хотя бы раз окажись мужчиной,
Мой милый мальчик, не бойся слез.
Так бесконечно жестока ревность
К чужим объятиям и любви.
Слова прощанья звучат напевно:
Ты слишком слабый, мон шер, увы...
...Забиты окна, закрыты двери,
Но в сердце жив иллюзорный свет.
Солги мне, мальчик - а я поверю.
На день, на час, на секунду...
Нет.

@темы: dark, Кантальский виноград, Чистая кровь

19:36 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Злом за зло отвечают магглы,
Чистокровные - за добро.
Будет время улыбок наглых,
Встанет золото на ребро.
Милосердие - это редкость,
Сострадание - ерунда.
На предплечье темнеет Метка,
Будто сифилис - навсегда.
Уши Бога забиты ватой,
Глянь-ка в зеркало - узнаешь?
Плата верности - Круциатус,
А доверию - в спину нож.
Поведет безразлично бровью
Благородная, злая кровь.
Расплатились за боль - любовью
И Авадами - за любовь.

@темы: Чистая кровь, Кантальский виноград, dark

08:20 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Меж пальцев натянуты нити
Незримых ментальных оков.
Приснитесь мне снова... приснитесь,
Под черным покровом шелков

Сокрыто холодное сердце,
Жестокость бессмертной души.
Не верьте мне снова... не верьте,
Горящий огонь потушить

В узоре змеиного танца
Не смог чей-то жалобный вскрик.
Останьтесь со мною, останьтесь
До утренней нежной зари.

Влюбленность - последнее дело,
В остатке - смертельная грусть.
Любить Вы - увы - не умели...
Я тоже. Но я научусь.

@темы: Чистая кровь, Кантальский виноград, личные посвящения

07:27 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
За краем черного плаща
Стоять с тобой ладонь-к-ладони
И темных глаз твоих бездонных
Тревожный сумрак – изучать.
Цветы кровавые срывать
И слепоты чужой не видеть:
Ты не умеешь ненавидеть.
Я не умею убивать.
За краем черного плаща,
Пока часы не бьют тревоги,
Бросать в огонь пустые строки.
Любить. Надеяться. Прощать.
Так бесполезно обещать –
Темней ночного небосвода
Глаза, забравшие свободу –
За краем черного плаща.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Кантальский виноград

01:09 

реквием

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Когда ты уйдешь, будут реквием петь мосты
Над Темзой и сыпаться в темную воду цветы
С лепестками из белой тоски, и на кончиках пальцев дрожь
Поселится гостьей незваной, когда ты уйдешь.

Когда ты уйдешь, будет слово - острей меча,
И станет гранит мостовой стонать и кричать,
Что в белом плену сновидений жива лишь ложь
В цветных лоскутах распутства, когда ты уйдешь.

Когда ты уйдешь, часовой разобьет часы
И тень в капюшоне бесстрастно возьмет под уздцы
Четверку страстей, что копытами бьются в дождь,
Она за тобой уведет их, когда ты уйдешь.

Когда ты уйдешь, станет полдень – полночной мглой,
Закатом – восход, вдохом выдох, весна обернется зимой,
И кладбищем Тауэрским станет тот миг и век,
Когда ты уходишь, последний из рода Блэк.

@темы: Чистая кровь, Кантальский виноград, личные посвящения

03:14 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В серой мути февральских туманов
Остывают шаги.
От реки вечной сыростью тянет
И не видно ни зги.
Мы играем в театре Шекспира
Непривычную роль
В слишком правильном, чопорном мире -
Я - червовый король.
Меж бумажным и шахматным блефом -
Пропасть зла и тоски.
Где носило твою королеву?
Ты был сброшен с доски.
Офицеры, предавшие в спешке,
Не дождались седин.
Разбежались пугливые пешки.
Ты остался один.
На сукне моего поля боя
Незаметна борьба.
После партий остаться в отбое -
Незавидна судьба.
Ты прищуришь язвительно, знаю,
Ледяные глаза
И шепнешь, что давно не играешь.
Но тебе и нельзя.
Меж Монтенем, Камю и Декартом
Жив секрет глаз из льда:
Оставаться козырною картой
Невозможно всегда.
Ты закроешься томиком Канта,
Но на белой стене
Колдография с траурным кантом
Помнит все обо мне.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь

02:40 

февраль

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В белоснежном плену уснули
Гладиолусы до весны.
Я хочу, чтобы Вас вернули…
Вы - сейчас же - мне так нужны!
На ресницах ванильный иней,
Блики льдистые, злые сны…
Черный кофе под снегом стынет.
Вы немедленно мне нужны.
В зеркалах ледяного плена,
В хрустале голубом – усни,
Замерзая в своей вселенной,
Вы беспамятно холодны.
Лондон плечи мостов сутулит,
Ожидая бича войны.
Ах, скорее бы Вы вернулись!
Вы по-прежнему мне нужны.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь

05:39 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Забудьте, мой друг, детали,
Но в этот тревожный час
Шальные ветра Кантали
Несут мне привет от Вас.
Единственная отрада -
В надежде, что я вернусь,
Кантальского винограда
Чуть терпкий медовый вкус
Ласкал поцелуем губы.
Жестоки разлук ветра,
Их прикосновенья грубы,
Но в лондонское "вчера”
Вступаю беспрекословно,
Как будто бы ради Вас
И связи безбожно кровной.
Фальшивый парижский вальс -
Как парадоксально, верно?
Французский далекий край
Постыл Вам, мон шер, безмерно.
Туманный английский рай
Всем сердцем отверг я гневно,
Едва лишь узрев Уэльс...
Простите мне злость и ревность.
Я верен. Я буду здесь.
И чести семейной узы
Блюсти как святой обет
Клянусь. На крови французской,
Средь лондонских стылых лет.
Не жду от судьбы награды,
Хандра и слепая грусть
Кантальского винограда
Вовек не изменят вкус.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь

06:15 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Время - утро. Огрызок бездонной ночи.
Где-то слева от легкого - кровоточит
И сбивается в стон сарабанды - справа,
Но коней не меняют на переправе.

Боль - не слово. Звучание, выдох, буква,
Вкус металла в раздавленной капле клюквы,
Ожиданье объятий в огне отравы.
Вы, зачем Вы опять оказались правы?

На эскизах - штрихами темнеет профиль,
На бумагу бездумно ложатся строфы
И бледнеет заря, выступая павой
Над полями, где ветер целует травы.

Значит, утро. На кончиках пальцев - фразы
О любви, доброте и другой заразе.
И сбоит где-то слева. А может, справа.
Вы, за что Вы опять оказались правы?

@темы: dark, Кантальский виноград, Чистая кровь

Wind's Tales

главная