• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: dark (список заголовков)
00:02 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Бьется о берег чужое море,
Лижет холодной волной песок.
Что тебе, шер, до чужого горя,
Разве ты менее одинок?

На берегу океана боли
Мы повстречались, судьба свела -
Что тебе, пленник красивой роли
До переломленного весла?

Мёртв океан, не бывать мертвее,
Призраки наши - каков курьез!
Встретились, чтоб навсегда развеять
Пепел друг друга над морем слез.

@темы: Кантальский виноград, dark

06:02 

やまと

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Моя любовь ничего не значит.
Ножом по горлу - последней лаской.
А ты - всего лишь хороший мальчик
Под демонической яркой маской.

Сломать тебя - не хватило злости,
Играть святых - непомерны цены.
На ночь с тобой не сыграешь в кости,
Не то придётся уйти со сцены.

В цепях держать надоело душу,
Морить аскезой живое тело.
Смеются ками - да ты послушай!
Хотя... тебе-то какое дело.

Мой выбор был для тебя пощадой,
Сейчас бы я поступил иначе.
Прощай, сенсей - я исчадье ада,
А ты - всего лишь хороший мальчик.

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы, dark

06:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Слова слишком стройны и легковесны,
На этих страницах сердца дрожат:
Ты знаешь, мне вовсе неинтересно,
Зачем ты явился ко мне опять.

Рассвет не дает мне уснуть спокойно,
Толкает под локоть: пиши, пиши!
Я, впрочем, пытаюсь – но с перепоя
Любовью чужой – не излить души.

Пустая строка – раздражает, бесит,
Никак не родится искра от слов,
Как будто я слишком уж легковесен
И мне не хватает твоих оков.

Чужая любовь опьяняет, мучит,
Терзает не завистью, так мольбой,
Как буря, ломая лесные сучья,
Однажды опять обретет покой.

Рассвет вдоль по венам течет, искрится,
И день заливает дверной проем.
Пожалуйста, пусть мне опять приснится
Что смерть заберет нас с тобой вдвоем.

@темы: dark

06:06 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Забытым сном прошёл по краю мира.
Как жаль, что нет и не было меня..
Я - запах кофе, первая струна,
И сладкий вкус клубничного зефира.

Ни строчки, ни прощенья, ни упрека
Нет и не будет, словно стерт из книг
След карандашный. Что ж, насмешка рока -
Всех забывавший, ныне сам поник.

Смешно сказать, смешно. Любовь проходит,
Вы были правы, Господи, за что
Вы правы оказались на исходе
Моей судьбы? Бог-прокурор сочтет

Всё лишнее и лживое, пустое.
Хлам ворошить и пыльных синих роз
Бутоны целовать - увы, не стоит.
Как смерть моя твоих не стоит слез.

Безжалостен рассвет другого дня.
В нем нет и, в общем, не было меня.

@темы: dark, Кантальский виноград

06:22 

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я один на своей вершине.
Ладно, ладно - в дороге к ней..
Километры стирают шины,
Мир становится холодней.

Горный ветер трясет и злится
Стрелы сосен стремятся ввысь...
Я взлетел к небесам, я птица,
Мне не страшно сорваться вниз.

С каждым днем холодней дорога,
С каждым часом все меньше чувств.
Здесь не страшно...
Здесь одиноко.
И не верится, что вернусь.

Март '17

@темы: dark

09:24 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В цепях не до выбора сорта чая,
Мне только бы встать до заката дня.
Ты будешь смеяться, но я кончаюсь.
Здесь некому больше спасать меня.

Таблетки дают иллюзорность драмы,
А жалоб не слышно уже давно -
Я больше не строю хрустальных храмов,
Скорее над ними смеюсь в кино.

Меня приковала моя надменность
И разума холод вкрутил болты
В колодки бессмысленности измены.
Короче, все так, как и думал ты.

Тут в общем все дело в высоких ценах
На песни души и уютный быт.
Я переломаюсь, мой драгоценный.
Мне некому верить.
Мне некем быть.
24.01.17

@темы: dark

09:23 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Это ложь, мой хороший. Ты знаешь, что это ложь.
Сказки вечно кончаются, что их тянуть за хвост.
Над погасшим огнем бесполезно рыдать, не ной.
Догорает костер – кто-нибудь разожжет иной.
Умирал столько раз – отчего же боюсь теперь?
Сделав шаг за порог, все не смею захлопнуть дверь.
Сколько умерло вас, я со счета собьюсь – считать.
Я такой же – не лучше, не хуже.
Смешно сказать,
Но молитва у всех вас по сути была одна,
Словно ель на холме, словно в зимней ночи Луна.
Что ни мир, что ни век, в предрассветный холодный час:
- Ты приснился бы мне перед смертью,
В последний раз?

@темы: dark, Муравьиные тропы

09:20 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мне ничего от тебя не надо.
Горькую жалость испив из чаши
Сложенных рук твоих – стану старше,
Злее и жестче. Не жду пощады.
Путь освещен. Не боюсь засады,
Только похмелья от беспробудных
Пьянок любви. Кто теперь осудит?
Есть ли кошмары страшнее правды?
Долгом – любовь. Нет такой преграды,
Что остановит мое ненастье.
Ждать ли – неделю? Столетья? Часа?
Мне ничего от тебя не надо.

@темы: dark, личные посвящения

20:44 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Беззвучно одиночество в толпе.
Улыбки ложь – и судорогой скулы
Свело, чтоб обнажить оскал акулий.
Беги, малыш. Беги – чтоб не успеть.

В зрачках дрожит слепая тишина
Комфортной, убаюкавшей периной.
Изломанной, упавшей балериной -
Эскизный силуэт. Шаг из окна.

Я клетки золотой упрямый гость.
Врастают прутья в ребра час за часом,
И день за днем, поддавшись нежной ласке –
Из шелка лента стачивает кость.

Беззвучно, в одиночестве, в толпе,
Кружится в искрах смеха балерина.
Распахнутые створки. Вальс старинный.
Шаг из окна.
Беги – чтоб не успеть.


@темы: dark, личные посвящения

18:42 

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Тоска. Без начала и без конца.
Стирается память, как грим с лица.
В обойме лишь ржавчина и труха,
Стреляешь в висок?
Чепуха.

Осенней хандры золоток песок
Ссыпается криво, наискосок
Прикрыв перекрестье ноздрей и век
И гордое, звучное «Человек».

Слова словно фанты – исполнишь сам,
Игре нет конца, не теряй лица,
Возьми себя в руки и так держи,
Пока не закончится эта жизнь.

В погоне за чем-то потерян смысл
И больше не бьется о череп мысль,
В болотной рутины чужой уют
Шагнуть, разувериться –
Утонуть.

Когда-то я пел: «тяжелеют сны
В преддверии тихой, чужой зимы,
Но будет весна». Только вот беда –
Зима не кончается.
Никогда.

@темы: dark

04:25 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Этот дождь походу доводит меня до ручки,
Слышишь, Дрэйвен, ты лгал мне, ты лгал нам всем,
Что однажды тут все закончится, без проблем,
Только вечен дождь.
Тут реально тяжёлый случай.

Это все ерунда, бестолковая пантомима,
Ни волшебников нет, ни зеленой иной травы,
Только смерть в бесконечном запое копает рвы,
Где однажды мы ляжем рядом с тобой, любимый.

Слушай, Ворон, я думал тут, я уже вроде взрослый,
Только тень отрывается осенью от стопы,
И летит зимовать в неверленд, где под дубом спит
Половинка души... как бы ей передать одеяло, чтоб не замерзла?

Мы однажды увидимся - или сойдем с катушек.
Ты смеешься в дожде.
Дождь светлеет.
Тяжёлый случай.

@темы: dark, psyho

03:42 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Дождём умытый, дремлет за окном
Усталый сад. Стихает гомон дома,
Весёлый шум гостей. Укрыты сном,
Как одеялом, нити спят историй.

Полночный дождь, возьми мою тоску.
Размой её холодными слезами
Последних летних дней и горсть песку
Брось на могилу прожитого нами.

Вы не со мной. Вы дышите во сне,
И шепчет сон Ваш про иные грезы,
В которых нет меня и места мне...
Как жаль, что лгать об этом слишком поздно.

Вы не со мной. Я пленник нежной лжи,
Которой сам себя кормлю ночами,
Ей подменяя Вас, пытаюсь жить,
Но истина жестока. И случайна.

Вы не со мной, пусть тело рядом, но
Биенья сердца более не слышу.
Сегодня лишь полночный дождь со мной,
Усталый сад и отчего-то вишен

Тревожный аромат, мешая спать
Скользит пером, рождая бред тревожный.
Цветущих вишен нежный аромат,
Прости меня.
И Вы простите тоже.

@темы: dark, Осколки миров, личные посвящения

01:28 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ночь опустилась на нашу крышу, поступью тихой крадется в дом.
Нам повезло – удалось услышать, значит, с порога пойдет погром.
Мирное время сменилось криком, лязгом зубов у открытых шей, свистом ножа и багряным бликом пламенной строчки «Найди. Убей».
Пахнет в гостиной паленой шерстью, когти тигриные рвут ковер; по коридорам звенящей жестью тонкие иглы пронзят в упор; золото прядей оставит раны, что не излечат ни ци, ни бог;
Может быть, ты и достиг нирваны – что ж, запасайся ей дальше впрок.
Куклы солома в кровавых пятнах, белого шелка лохмотьев снег. Кто с кем сражается – непонятно, не разлепить бесполезных век.
Слышатся крики из комнат выше, гулко пульсирует голова – что за насмешка мольбу услышать, чтоб шевельнуться в ответ едва?
Ками, походу, не слезет с неба, лучше я сам дам ему отчет – темная ярость ударит слепо, солоно станет и горячо. Пальцы утонут в тигрином мехе, сладкая сила прольется в грудь, ночь зазвенит от чужого смеха – разве я сам выбирал свой путь?
Кукла в лиловом – в кровавой пене, золото прядей изрежет кисть, словно опять золотое сено режется, только бы не плестись. Я плел циновки в своей деревне, ныне сплетаю на пальцах смерть – много спокойствия в мантрах древних, в жизни – кровавая круговерть.
Ночь опустилась тяжелым боем, сном на ресницы легла печаль – бешенство зла пролилось запоем, утром наступит похмелье. Жаль.
Мысли дрожат меж висков, пылая, белая форма – алей огня.
Ангел мой, знаешь, я умираю.
Может, посмертно простишь меня.

@темы: dark, Муравьиные тропы

19:23 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Нервы ни к черту. Забудь про свои таблетки.
Многим ли так поможешь, да ты о чем?
Просто становится больно и горячо.
Кто виноват, что нельзя, невозможно, детка –
Плакать в тобой же придуманное плечо.
…если ты плачешь, когда ты один,
то никто
не спросит,
о чем.

@темы: dark

19:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я тебя не простила. Мне жаль, но истории право -
Обрываться без спроса, безжалостно. Горькой отравы
Не излечит ничто, кроме времени. Глупо, мой милый.
Бог учил нас прощать.
Мы простились, но мы не простили.

Я грешна и виновна. На высшем суде отвечая,
Все признаю - без ропота, честно. Рыдания чаек
Над холодной соленой волной, что твой замок омыла,
Отпоют неслучившийся миф - от любви до могилы.

Я простила бесчестие, ложь и ожоги на теле,
Я простила бы смерть - я бы даже ее захотела,
Если б вера была не бесплодной придуманной шлюхой
Для холодного сердца - и сладким обманом для духа.

Недоверие - то, что убило мечту и надежду.
Не до веры теперь, проповедники в белых одеждах.
Не доверие стало причиной падения, Боже,
Просто ты не поверил.
И я не поверила тоже.

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы, dark

06:15 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
на острие.
ни шаг, ни вздох, ни шепот
не выдаст тень,
когда слоится копоть
с озябших стен,
судьба поет -
и ты не будешь первым:
слова нежны,
но сорванные нервы
обнажены.

на острие.
холодным жирным пеплом
ссыпаться вниз
на лед прозрачно-светлый
чужих страниц,
скользить змеей,
и пальцев тяга к пальцам -
пусть взгляды врозь -
удел иглы на пяльцах:
прошли насквозь.

мольбы не жди
дыханье белых лилий
диктует слог:
не стоит белых крыльев
мой некролог,
пройдут дожди
минутных стрелок танец -
возьмет свое.
...я бабочкой останусь
на острие.

@темы: dark

00:51 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мой драгоценный, зима настала, и стало холодно и темно. Луна висит ледяным опалом над крышей дома, глядит в окно. И с каждым днем все чернее тени, молчат святые у алтарей: нам не прорваться сквозь эти стены и в светлый мир не открыть дверей.
Мой драгоценный, твои молитвы дают надежду, но это ложь. Настанет время последней битвы, и даже ты, даже ты поймешь, что жизнь лишь жалкая искра света в бездонном чреве холодной тьмы, что сердца зов не найдет ответа и даже кровью позор не смыть.
Мой драгоценный, жестокий ангел из стали, ярости и огня – они тебя называют Факел, не знаю, как назовут меня, но тьма сильнее огня и стали, и ночь не кончится до утра.
Мой драгоценный, зима настала.
Мой драгоценный… сайонара.

@темы: dark, личные посвящения, Муравьиные тропы

05:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Бьется пульсом вода
под блестящим запястьем душа.
Так и было всегда -
не просил, не искал, не слушал.
Кровь чужую глотал,
Ей насытиться невозможно.
Бьется в венах вода.
Nevermore оказался ложью.

Умирал и мечтал о покое?
Что ж, окаянный,
Оказалась тонка та стена
Меж мирами Ями,
Где с размаху вмурованы души
В иные стены...
Нервным пульсом из душа
Бежит кипяток по венам.
Ты забыл свои клятвы -
Судьба не забыла, видел?
Твое имя - проклятье,
А имя отца -забыто.
Остается смеяться и вспарывать душа вены,
Видя как расцветают зеленым и черным стены.

@темы: dark, Муравьиные тропы, Черное-с-золотом

05:08 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сегодня тридцатое сентября. Пятый год в процессе.
Зачем-то пишу и о чем-то сказать пытаюсь,
И вдруг понимаю, что в прошлом году повесил
Бесплодный сентябрь в темном небе висеть до мая.
Но май миновал. И война началась, и кризис,
И смерть собирает богатую дань с планеты.
А мы все живем и лелеем друг друга близость
И это, наверное, вклад наш в победу света.
Тридцатое сентября год за годом идет, зараза.
Я в прошлом году все молился, мол, Боже правый,
Помилуй нас, грешных, избавь от войны и грязи.
Но хрен ты отменишь молитвой войны отраву.
Сегодня тридцатое сентября, выход Саломеи.
Царевна несет целый мир на огромном блюде,
Омытым в крови. И от слез города немеют,
И только шептать получается: «Люди. Ну мы же люди.»

@темы: dark

23:57 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Каплями крови на бархате мшистом - брусника,
Яркие бусины осени ссыпаны наземь.
Темное зеркало озера в россыпи бликов,
Тонкою рябью поверх антрацитовой вазы.
Дымно-седыми проснулись на просеке травы,
Камни озерные плакальщицами склонились
В белый туман, укрывающий воду, как саван,
Ступни холодные - в шелке прибрежного ила.
Юбки, шуршащие золотом, скоро наденет
Слез не жалевшая, слов не державшая осень.
Станут длиннее и глубже чернильные тени –
Сказки напишут на желтых листах остроносых.
Каплями крови осыплется наземь брусника,
В темное зеркало осень, любуясь собою,
Ссыплет шуршащее золото солнечных бликов,
Год забирая, уйдет незнакомой тропою.

@темы: dark

Wind's Tales

главная