или добро пожаловать.
Этот дневник не является дневником в прямом смысле слова.
Здесь Вы не найдете рассказов о жизни автора или упоминаний о его реальности.
Дневник создан для стихов, прозы и любых других видов творчества.
Он открыт для всех, знакомых и незнакомых мне людей.
Мне будет очень приятно, если, ознакомившись с вещами, выложенными здесь, Вы оставите отзыв о них.
Критика также приветствуется, с одним-единственным условием: если она будет аргументирована.

И еще...


И - шероховатое, но любимое.

1

2

Коротко обо мне:

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:28 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ревную смертельно. Ревную твои глаза,
Когда отражается в них не мое лицо.
Ревную ресницы, дрожащие словом «за»,
Ревную все сказки, свернувшиеся в кольцо
Гадюк рядом с дверью уюта, семейных драм,
Сковала бы сердце, держала бы на цепи!
…Зеленого чая дыхание по утрам
Коснется тебя – нежно-нежно – пока ты спишь.
Стальными когтями в кровавых ошметках – сны,
Горят микросхемы от злости – мой, только мой!
Ревную – не трогай, хочу тебя – прикоснись…
…Я быть не хотела тюремщиком – лишь женой.
Ревную смертельно. Змеиных зубов следы -
Я помню панический страх ядовитых змей -
Отметят все сказки где ты без меня – один…
Склоняюсь рассудком, но сердцем шепчу – «не смей».
Ревную бессмысленно – знаю, не держит клеть
Сердечного жара, и что тут кричать «постой».
Печальная сказка выходит, рискну ли спеть,
Как розе в цвету суждено было стать змеей?...

@темы: dark, личные посвящения

01:48 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Кто обнимал жарко, кто отпускал птицу,
Вены горят жаждой, маске не в кайф злиться:
Я уходил ветром, я уходил в море,
В сумраке рассветном сгинуло прочь горе.
Что я тебе сделал, что ты меня мучишь,
Пламя во мне пело, с треском рвались сучья –
Мертвой водой поишь, мертвой землей манишь,
К жизни вернуть хочешь, кем для меня станешь?
В дрожь обратил тело, в руки – морской холод,
Нежно любовь пела жизни моей соло.
Душу вернуть сложно, больно жить без сердца,
Веру назвать ложью, вырвать из рук смерти.
Маска молчит, корчась – рвутся струной нервы.
В день, когда я кончусь – ты замолчишь первым.

@темы: Кантальский виноград, личные посвящения

01:50 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Пусть рассудит бросок – справедливость вершится случайно
Слышишь выстрел? И роза алеет, рожденная чайной,
На зеленом сукне – стук костей, но на выпавшей грани
Я прочту всю твою справедливость – от края до края.
Хочешь честной игры? Так сыграем. Вслепую, не глядя,
Только знаешь, фортуна бывает беспринципной блядью:
Дуло жмется к виску – до глухого щелчка барабана,
До того, как со стуком раскатятся кости по ткани.
Мне ль молить о любви? Лепестком отцветающей вишни
На зеленом сукне остаюсь. Так желает Всевышний,
Справедливость жестока, чиста – но на выпавшей грани
Я прочту, что она оставляет смертельные раны.

Секунданты молчат, и молчат беспристрастные судьи.
На прицеле душа. Кто стреляет?
Фортуна рассудит.

@темы: dark, личные посвящения

05:40 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Хватит кокетства, была и радость, было и больно, и горячо.
Видно, ты вызвал меня из ада, чтобы я встал за твоим плечом.
Можешь повторно сорвать ошейник, метку стереть и вернуть кольцо.
Ночь с воскресенья на понедельник. Я улыбаюсь тебе в лицо.

Мир повторяется век за веком, хватит уже презирать судьбу:
В миг, когда ты поднимаешь веки, я просыпаюсь в своем гробу.
В гоне лесов и охоты крике, в прикосновеньях целебных рук,
Шепот бесплотный и звуки скрипки, в песнях эльфийских, в сплетеньи рун,

Ты воплощаешься в новом мире, я за тобою иду след в след –
В темной и тихой ночной квартире греет мой сон твой далекий свет.
Годы свистят, сочтены пределы, пройден рубеж и в конце концов –
Ночь с воскресенья на понедельник. Я улыбаюсь тебе в лицо.

@темы: личные посвящения

19:45 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Седой рассвет разлился молоком
На влажном камне храмовых ступеней.
Туман вздыхает в холоде осеннем
Старик-сентябрь метет ступени скол.

Шуршит бумажных стен непрочный строй.
Осенних снов багрово-золотистых
Над головой твоей порхают листья,
Сентябрь сгоняет их своей метлой.

Костёр-рассвет все ярче вдалеке,
Где дышишь ты во сне. Какая малость
По сути мне от вечности досталась:
Ступень в туманном утра молоке.

@темы: Муравьиные тропы

19:44 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Осень за дверью - пошёл уже пятый год.
Строки на листьях повыцвели под дождём.
Если уходишь, то помни - никто не ждет.
Если останешься - я за твоим плечом.

Море пустеет, холодно в октябре,
Серые пляжи лентами вьются вдаль.
Призракам - прошлое, так повелел творец.
Мне - эта осень, отчаянье и печаль.

Листья не сшить в страницы любовных книг,
Осень весною не станет, кому мне лгать?
Знаешь, мой нежный, я от тебя отвык.
В памяти небо осеннее - наугад

Черты твои дорисовывать в облаках,
Ливни ночные - ресниц твоих антрацит.
Август печальный несёт меня на руках,
Слезной капелью по улице моросит.

Знаешь, мой нежный, за осенью будет снег,
Синий, как в море льдистом - лазурный риф.
Сладкий, холодный и острый... мой кончен век,
Вечно лишь небо?
Я - лжец.
Я беглец.
Я жив.

@темы: Кантальский виноград

19:44 

Агнессе

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Прощай. Как мало букв, как много смысла.
Прощай. Сбиваюсь с ног, сбиваюсь с мысли.
По глади синей озера лесного
Пишу тебе последнее письмо.

Прощай. Зажег сентябрь огни рябины.
Прощай. Склоняют ивы зелень спинок.
Холодный вздох осеннего покоя
Навеки лег меж мною и тобой.

Прощай. Следы истают за туманом.
Прощай. Остался месяц до Самайна.
Прощай. Живые руны птичьих стай
Напишут за окном твоим
Прощай.

@темы: личные посвящения, осколки миров

05:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
От ярости штормит меня. Я – море,
Я бьюсь о стены, вдребезги разбив
О мрамор сна фарфоровых коленей
Речитатив.
Что ж, в радости и в горе.

Вяжу строку, нанизываю рифмы
На воли сталь – и вновь сбиваюсь с ритма
На пьедестал, столкнув в безумной ссоре
Себя с окна.
Я в ярости, я вдребезги, я море.
И я одна.

Отчаялась сидеть и верить в чудо
Пост за постом. Так сыщется Иуда
Для каждого, рожденного Христом.
Устала быть сама с собою в ссоре
И жить во сне.
Я сплю под снежным саваном, я – море!
Я – море…
Я оттаю по весне.

Январь 17

@темы: dark

05:12 

Нессе

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
О чем тебе писать, моя крапива?
Боюсь, сгорю при встрече со стыда.
Пройти, толкнув бедром тебя игриво?
Иль мимо, не заметив, торопливо,
Как будто мне неважно.. что тогда?

Твой взгляд обжег сильней иных касаний,
Пугает и манит, как серебро –
Лесную тварь, затравленную псами.
Приручишь их – они приходят сами,
И делят с приручившим стол и кров,

Но смотрят в лес с тоской, в пургу и вьюгу…
Лесная тварь, зову тебя подругой,
Но губ твоих карминовый огонь
Влечет к себе, пусть ты шепнешь – «не тронь».
Я отведу глаза.
И все по кругу.

Январь 17

@темы: Чистая кровь, личные посвящения, осколки миров

03:58 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мне страшно, бес. За окнами устало
Ночная тьма качает облака.
Последний месяц лета – как же мало
Его осталось. Мне ли упрекать
Привычный ход судьбы? Слепое время
Качает на невидимых волнах
Святых и грешных – нас, людское племя.
Мы час за часом таем в светлых снах.
Остановись, мгновенье! За секунду
До пропасти – молю, остановись.
Пушинки мягче, твердости корунда
Твой вечный ход для нас, склоненных ниц.
Закутав плечи в ночь, уходит лето.
Мне страшно, бес.
…Дожить бы до рассвета.

@темы: dark

04:10 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мальчик, не бойся людей и созданий,
Ты ещё станешь сильнее и лучше,
Ты ещё будешь объектом желаний,
Станешь любить и мучить.

Девочка, ты обретешь надежду,
Ветры схлестнутся над головою.
Звери за право владеть тобою
В клочья порвут, как прежде,

Всех, кто стократ миновал бессмертье.
Будет огонь, но тебя не сгубит,
Небо любило тебя и любит.
Смерть не зови и не бойся смерти.

@темы: личные посвящения

21:48 

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты будешь там. Не здесь и не со мной.
Ты будешь с кем-то - не со мною рядом.
С хрустальным звоном сталкиваясь взглядом,
Ты мимо проплывешь. Другой. Чужой.

Ты будешь улыбаться, умолкать
И прикасаться вскользь к чужим ладоням.
Я - гость случайный в синеве бездонной
Твоих очей. И мне ли упрекать

Твои уста, улыбки теплоту,
Твои глаза, наполненные светом,
И сердце - холодней, чем зимний ветер,
Хранящее в себе лишь пустоту.

Во взглядов равнодушной синеве
Я вязну, словно муха в паутине.
Но кончен бал, дописана картина.
...Ты не со мной, мой преданный Орфей.

@темы: Осколки миров, личные посвящения

21:23 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Поток ласкает каменное ложе,
За веком век - стремительно и мягко.
Одежд гранитных расправляя складки
В шелк обращая каменную кожу.

Невзгодам не сломить упрямца волю,
Гордец умрет скорей, чем покорится
С обрыва в пропасть рухнет белой птицей,
Не побоявшись гибели и боли.

Но мягких слов журчание не смолкнет,
За ночью ночь истачивая мысли,
Неторопливо подменяя смыслы,
Однажды сгладит остроту осколка.

Воде покорен камень. Так и было,
От века нежность покоряет силу.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь

00:03 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Твой профиль под моим карандашом
Неузнаваем, словно горечь встречи
Стирает все. Случайно ей помечен,
Ты потеряешь все, за чем ты шёл.

Ла-Манша вена взрезана с утра
Паромом, серо-синий час рассветный
Стоит в окне холодным, неприметным
И нежеланным гостем. Мне пора,

Пора уйти и обо всем забыть.
В лучах рассветных роза неба тает
И дождь веков безжалостно смывает
Твой профиль со страниц моей судьбы.

@темы: Кантальский виноград, Чистая кровь, личные посвящения

00:02 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Бьется о берег чужое море,
Лижет холодной волной песок.
Что тебе, шер, до чужого горя,
Разве ты менее одинок?

На берегу океана боли
Мы повстречались, судьба свела -
Что тебе, пленник красивой роли
До переломленного весла?

Мёртв океан, не бывать мертвее,
Призраки наши - каков курьез!
Встретились, чтоб навсегда развеять
Пепел друг друга над морем слез.

@темы: Кантальский виноград, dark, Чистая кровь

06:02 

やまと

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Моя любовь ничего не значит.
Ножом по горлу - последней лаской.
А ты - всего лишь хороший мальчик
Под демонической яркой маской.

Сломать тебя - не хватило злости,
Играть святых - непомерны цены.
На ночь с тобой не сыграешь в кости,
Не то придётся уйти со сцены.

В цепях держать надоело душу,
Морить аскезой живое тело.
Смеются ками - да ты послушай!
Хотя... тебе-то какое дело.

Мой выбор был для тебя пощадой,
Сейчас бы я поступил иначе.
Прощай, сенсей - я исчадье ада,
А ты - всего лишь хороший мальчик.

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы, dark

06:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Слова слишком стройны и легковесны,
На этих страницах сердца дрожат:
Ты знаешь, мне вовсе неинтересно,
Зачем ты явился ко мне опять.

Рассвет не дает мне уснуть спокойно,
Толкает под локоть: пиши, пиши!
Я, впрочем, пытаюсь – но с перепоя
Любовью чужой – не излить души.

Пустая строка – раздражает, бесит,
Никак не родится искра от слов,
Как будто я слишком уж легковесен
И мне не хватает твоих оков.

Чужая любовь опьяняет, мучит,
Терзает не завистью, так мольбой,
Как буря, ломая лесные сучья,
Однажды опять обретет покой.

Рассвет вдоль по венам течет, искрится,
И день заливает дверной проем.
Пожалуйста, пусть мне опять приснится
Что смерть заберет нас с тобой вдвоем.

@темы: dark

04:32 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Дни как часы, как столетья - годы,
Нити судьбы на крючках дрожат.
Мы возродимся весной, с природой,
Если действительно будешь ждать.

Тёмных шипов на стебле у розы
Не стерегись, и сожми кулак
Чтобы в крови грохотали грозы,
Чтобы кричало, звенело в такт.

Там, где уже отгремели взрывы,
Там где под пеплом уснут поля,
Где отрыдали свое с надрывом
Крови навек напилась земля,

Я обниму тебя - без угрозы,
Крепко и нежно, теплом души.
Белый шиповник сплетется с розой
Там, на погосте, где мы лежим.

@темы: личные посвящения, Осколки миров

04:21 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Не вернусь, пели вороны на закате.
Растекалось багровым на белом платье
Как гранатовый сок - терпко, черно-ало.
Ты любила меня. Но не удержала.

Не вернусь, задушевно шептали листья
След змеился по снегу - собачий, лисий.
Где окончатся тропы, никто не знает.
- Пощадите меня.
- Не могу. Стреляйте.

Не вернусь, словно осы свистели пули.
Замирали гвардейцы на карауле,
Пляшет смерть: зубы, двери и окна выбив.
- Лучше смерть.
- Слово чести?
- Клянусь.
...Спасибо.

@темы: Осколки миров

04:24 

Барраяр

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вы насмехаетесь надо мною,
"Ваших не слышно давно стихов"
Милая, нам не дано покоя,
И не дано человечьих слов

Слышите, милая, грянул выстрел?
Это наш вальс, наших нот набор.
Руки в крови, но на сердце чисто -
Выбор непрост, не окончен спор.

Наши стихи - рваный ритм допроса,
Песни - признанья, и кто б спросил
Автора главного здесь вопроса,
Где будут взрывы и солтаксин.

Наши картины - в посмертных фото,
Вклееных наспех в строку досье.
Наша любовь - защитить кого-то,
Кто будет завтра дышать. И все.

Нас не помянут, вздохнув с печалью,
Правды о нас не напишут в "таймс".
Кто нам поверит, что мы стрелялись..
Скажут, что вы застрелили нас.

@темы: Осколки миров

Wind's Tales

главная