или добро пожаловать.
Этот дневник не является дневником в прямом смысле слова.
Здесь Вы не найдете рассказов о жизни автора или упоминаний о его реальности.
Дневник создан для стихов, прозы и любых других видов творчества.
Он открыт для всех, знакомых и незнакомых мне людей.
Мне будет очень приятно, если, ознакомившись с вещами, выложенными здесь, Вы оставите отзыв о них.
Критика также приветствуется, с одним-единственным условием: если она будет аргументирована.

И еще...


И - шероховатое, но любимое.

1

2

Коротко обо мне:

URL
14:33 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
небо шептало дождем по стеклам, куталось в шарф облаков седых.
небо смотрелось в асфальт и мокло, ветер ударил меня под дых:
"ты не люби его, гость незваный, взгляда случайного не лови.
он не оценит твоих метаний и не разделит твоей любви"

небо меж туч все смеялось, пело, ветер рванул воротник пальто,
пальцы без спроса коснулись тела, с губ побледневших сорвали стон.
"времени мало, не слишком мудро - ветра холодного слушать вой.
пеной морской растечешься утром, станешь навеки морской волной"

осень. напев октября печален, щерится сумрак - змеей в кольцо:
"в сердце ударь золотым кинжалом, теплою кровью умой лицо,
будет играть над волнами лето, литься со скал колдовской напев...
пой, Лорелея, живи столетья, смертную жизнь навсегда презрев"

...серая пристань, осенний полдень, призраком талым туман застыл.
нож колдовской разрезает волны, мягко ложится в холодный ил.
жаркой рекою по тонким венам - чувство, которому нет имен.
лучше и правда - морскою пеной,
чем убивать тех, в кого влюблен.

@темы: dark, Кантальский виноград, личные посвящения

02:04 

внезапное

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
ни строчки чужого ритма в твоём дневнике,
наполненном негой и шелком белья из постельных сливок,
ты носишь - дай, я угадаю - платину? нет, все еще серебро - на капризной руке,
не знающей тяжести большей, чем прикрывать улыбки.

ты дышишь закатом над морем, стихия - смех
и чай с ароматом груши и строчек Уайльда.
за все эти тысячи лет слово "смертный грех"
осталось строкой словаря,
(он покрылся бы пылью, пока ты читал де Сада).

мне лень рифмовать и искать потаенный смысл,
серьезность и взрослость сегодня не в такт фальшивы.
пора бы заканчивать - в чем основная мысль?
я Вами любуюсь, мой демон.
Спасибо за то, что живы.

@темы: личные посвящения

01:49 

питерский вечер

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
гитара стучится в сердце,
вибрацией ребра щекочет,
ранняя осень на питерских улицах
чай, немного веселых фриков,
стихи построчно,
и в воздухе вечер легко, ненавязчиво курится.

повсюду джинса, на обмен - пара фенек и
звезды живые в сумерках города ранних,
и пыль на шнурках разноцветных - "останься!",
тёплые губы твои пахнут кофе, в лицо мое не смотри,
а имени я и не знаю толком
я просто целую тебя, и не взвыть бы волком
от того, как гитара вскрывает сердце мое
безжалостно - изнутри.

18:09 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
под сердцем холод, он все острее.
летят недели, но все впустую.
иди ко мне, я тебя согрею...
я не впервые собой торгую.

протезы крыльев дадут свободу,
защитным коконом - амнезия.
по стеклам - дождь, и смотреть на воду
намного проще, чем вспомнить имя.

огонь в глазах, теплый блонд по плечи:
играть, стащить, целовать и тискать.
в твоих руках я останусь вещью -
и безразлично, какой по списку.

@темы: Кантальский виноград, dark

20:52 

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
ресурса ни грамма,
и льдисто хрустящие слезы
порезали веки, оставшись во взгляде морозном

твоя анаграмма
все четче на мраморной коже
чернеет ожогом, зажить за три года не сможет

хрипит фонограмма
из горла - былое сопрано
разорванных связок бездонная алая рана

in divini flamma
и вера, искрящая слепо
уносит в морозное небо
мой тающий пепел

@темы: Муравьиные тропы, dark

02:24 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
я буду чужим всегда.
не то, чтобы мне хотелось...
но в жизни важнее смелость
признать - и потом не ждать.

я буду всегда чужой,
и вовсе не "чьей-то кроме",
задолбаной до оскомин
отсутствием знака "свой".

я буду всегда... и нет,
всегда я не буду тоже.
представлю - мороз по коже,
не верится в вечный свет.

на сердце холодный дым.
вглядеться в родные лица,
устав ликовать и злиться,
оставшись всегда чужим.

@темы: dark

12:44 

N.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
от любви к тебе тяжело дышать,
вечер смел и пьян, воздух густ и зол.
в клетке страсти шепчет, кричит душа:
"дай мне миг, секунду, один укол..."

меж твоих ресниц лазурит застыл.
кожа - мед и золото, теплый шелк,
в волосах чернее вороньих крыл
серебро не смеет пятнать висок.

низкий голос - бархат и сладкий стон,
мелодичней скрипок и фортепьян.
вечер пьян и душен, а я - влюблен
и тобой одним беспробудно пьян.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь

21:18 

たかね

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я не любил его. Пришла зима,
Меж снежных хлопьев, падавших на сосны,
Мы целовались - нежно, несерьёзно.
Я не любил его.
Ками-сама,
Когда умчались колкие метели,
Я не любил его, когда весна
Звенела лепестками и капелью
Мир расцветал - и меж ночей без сна
Я не любил его.
В июньский зной
Он был - прохладный вздох, прозрачней тени
Казались мне его прикосновенья.
Я не любил его. Он был со мной.
Багряный клён спешит листву снимать,
Чернея голой веткой в час заката.
...Когда он вдруг исчез - явилась правда:
Любовь не знает слов.
Любовь нема.

@темы: Муравьиные тропы

02:20 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сказки кончаются, годом от года круче.
Милая Венди, качается колыбель -
Ты позабыла и небо над горной кручей
И среди леса предутреннюю капель.

Нынче иные секреты нашепчет ветер,
Станет картоном сталь, лыжной клюшкой меч.
Фея живет, пока в фею хоть кто-то верит -
И умирает, когда этой веры нет.

Милая Венди, корабль покидает гавань,
Светят огни космопорта, вдали - Кингс-Кросс,
Вечен под звёздами благословенный Аман,
Жаль, что не вечно счастье дружить всерьёз.

@темы: личные посвящения, dark

14:19 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Нас конечно убьют.
Отрицательных в доску героев,
Не умеющих верить и жертвовать вечно собою,
Нас развеют над морем.
Ты вспомнишь меня на рассвете?
Вспоминай. Вспоминай между правдами - тёмной и светлой -
Три минуты звучащий мотив,
Эхо рваного вальса.
Вспоминай поцелуя тепло и сплетенные пальцы,
Вспоминай чашку с чаем в трепещущих нежных ладонях,
Вспоминай, как теряется сердце во взгляде бездонном.
Выбор сделан - границы бывают непреодолимы,
Только знай, что вчера и сегодня была ты любимой,
Как умеют любить только демоны серого ада.
Вспоминай о любви.
А о смерти - не помни. Не надо.

@темы: личные посвящения, Осколки миров

23:29 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В полночный час подаешь мне руку, смеешься.
Хотела бы я отказаться, но ты сильнее.
Не знаю теперь, как назвать – как теперь зовешься?
Не то чтобы звать тебя в гости хотела. «да как ты смеешь!»
Сильнее – перчатки из черной кожи обрезаны,
Сильнее от клепок, усеявших черную куртку,
Сильнее от рыжих волос до пояса(срезаны!),
Сильнее меня – танцевать до утра на окурках.
В полночных часах тебя больше, чем было меня…
Чем было меня - во всей моей жизни, ты знаешь.
Никак не пойму – ты приходишь, потом убегаешь.
Я только хотела бы часть – ну хоть искорку взять! – твоего огня.
Затаскано, верно? Уходишь, хмельной как ветер.
А я остаюсь – пепел бывшей твоей картины,
Стерильная рамка, звук выстрела, тень без света.
Хотела бы я – ах, если бы!
Знать
Твое
Имя.

@темы: личные посвящения, dark

05:17 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вот ночь, снегопад. Ты цепляешься за карниз
И ногти скрипят по стеклу – ты срываешься вниз
Туда, в пустоту, в темный занавес снегопада
Которому кроме тебя никого и не надо.
Там ночь, снегопад. Не туши об себя сигар.
Снаружи оранжевый свет(фонари), а внутри угар
Сродни алкогольному, только сильней стократ.
Ты помнишь ли имя мое, мой ночной снегопад?
Вот ночь, снегопад. Завтра – утро нормальных дней,
Работа, разумных идей – год от года смешней! –
Тотальная куча, я горд и я рационален, я рад…
Но правда одна – в сердце только ночной снегопад.
Иди в эту ночь, в рыжий блеск фонарей, в астрал.
Ты там настоящий, там вечность, там смех и бал,
Там что-то потерянное – так давно, много лет назад…
Верни мне меня.
Попрощаться.
…вот ночь, снегопад.

@темы: dark

23:25 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Не знаю который час, который год и который градус - не знаю тоже.
В тонкой петле зрачка дробится фасетчатый зной.
Грязь от земли я отмою с твоей кожи,
Отмою с твоей души,
Только ты дыши, дыши,
Пой со мной, уходи со мной.
Дымно клубится чёрный твой силуэт
Там. В глубине перекрестка, в ночной-предрассветной тиши.
В клетках моего эпителия,
Меж позвонков моего тела,
Около самой глубокой точки моей души.
...Что же ты хочешь, в сладкой истоме
Безумия, пусть бы оно тебя так
Как и раньше - зацеловало, замучило...
Нет не Птица странного тёмного Дома.
Только её чучело.

@темы: Дом в котором

23:23 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Имя твоё - жаром в груди
Имя твоё - светом в ночном пути.
Золотым пожаром молитв,
От которого не уйти.
Станет ли праведным
Лжец, что тебе солгал?
Станет ли правдою
Ложь, если сердце пронзит кинжал?
Станется с каждого.
Насмерть - и ничего.
...Жгу себя заживо
Мантрою.
Имени.
Твоего.

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы

02:28 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ревную смертельно. Ревную твои глаза,
Когда отражается в них не мое лицо.
Ревную ресницы, дрожащие словом «за»,
Ревную все сказки, свернувшиеся в кольцо
Гадюк рядом с дверью уюта, семейных драм,
Сковала бы сердце, держала бы на цепи!
…Зеленого чая дыхание по утрам
Коснется тебя – нежно-нежно – пока ты спишь.
Стальными когтями в кровавых ошметках – сны,
Горят микросхемы от злости – мой, только мой!
Ревную – не трогай, хочу тебя – прикоснись…
…Я быть не хотела тюремщиком – лишь женой.
Ревную смертельно. Змеиных зубов следы -
Я помню панический страх ядовитых змей -
Отметят все сказки где ты без меня – один…
Склоняюсь рассудком, но сердцем шепчу – «не смей».
Ревную бессмысленно – знаю, не держит клеть
Сердечного жара, и что тут кричать «постой».
Печальная сказка выходит, рискну ли спеть,
Как розе в цвету суждено было стать змеей?...

@темы: dark, личные посвящения

01:48 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Кто обнимал жарко, кто отпускал птицу,
Вены горят жаждой, маске не в кайф злиться:
Я уходил ветром, я уходил в море,
В сумраке рассветном сгинуло прочь горе.
Что я тебе сделал, что ты меня мучишь,
Пламя во мне пело, с треском рвались сучья –
Мертвой водой поишь, мертвой землей манишь,
К жизни вернуть хочешь, кем для меня станешь?
В дрожь обратил тело, в руки – морской холод,
Нежно любовь пела жизни моей соло.
Душу вернуть сложно, больно жить без сердца,
Веру назвать ложью, вырвать из рук смерти.
Маска молчит, корчась – рвутся струной нервы.
В день, когда я кончусь – ты замолчишь первым.

@темы: Кантальский виноград, личные посвящения

01:50 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Пусть рассудит бросок – справедливость вершится случайно
Слышишь выстрел? И роза алеет, рожденная чайной,
На зеленом сукне – стук костей, но на выпавшей грани
Я прочту всю твою справедливость – от края до края.
Хочешь честной игры? Так сыграем. Вслепую, не глядя,
Только знаешь, фортуна бывает беспринципной блядью:
Дуло жмется к виску – до глухого щелчка барабана,
До того, как со стуком раскатятся кости по ткани.
Мне ль молить о любви? Лепестком отцветающей вишни
На зеленом сукне остаюсь. Так желает Всевышний,
Справедливость жестока, чиста – но на выпавшей грани
Я прочту, что она оставляет смертельные раны.

Секунданты молчат, и молчат беспристрастные судьи.
На прицеле душа. Кто стреляет?
Фортуна рассудит.

@темы: dark, личные посвящения

05:40 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Хватит кокетства, была и радость, было и больно, и горячо.
Видно, ты вызвал меня из ада, чтобы я встал за твоим плечом.
Можешь повторно сорвать ошейник, метку стереть и вернуть кольцо.
Ночь с воскресенья на понедельник. Я улыбаюсь тебе в лицо.

Мир повторяется век за веком, хватит уже презирать судьбу:
В миг, когда ты поднимаешь веки, я просыпаюсь в своем гробу.
В гоне лесов и охоты крике, в прикосновеньях целебных рук,
Шепот бесплотный и звуки скрипки, в песнях эльфийских, в сплетеньи рун,

Ты воплощаешься в новом мире, я за тобою иду след в след –
В темной и тихой ночной квартире греет мой сон твой далекий свет.
Годы свистят, сочтены пределы, пройден рубеж и в конце концов –
Ночь с воскресенья на понедельник. Я улыбаюсь тебе в лицо.

@темы: личные посвящения

19:45 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Седой рассвет разлился молоком
На влажном камне храмовых ступеней.
Туман вздыхает в холоде осеннем
Старик-сентябрь метет ступени скол.

Шуршит бумажных стен непрочный строй.
Осенних снов багрово-золотистых
Над головой твоей порхают листья,
Сентябрь сгоняет их своей метлой.

Костёр-рассвет все ярче вдалеке,
Где дышишь ты во сне. Какая малость
По сути мне от вечности досталась:
Ступень в туманном утра молоке.

@темы: Муравьиные тропы

19:44 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Осень за дверью - пошёл уже пятый год.
Строки на листьях повыцвели под дождём.
Если уходишь, то помни - никто не ждет.
Если останешься - я за твоим плечом.

Море пустеет, холодно в октябре,
Серые пляжи лентами вьются вдаль.
Призракам - прошлое, так повелел творец.
Мне - эта осень, отчаянье и печаль.

Листья не сшить в страницы любовных книг,
Осень весною не станет, кому мне лгать?
Знаешь, мой нежный, я от тебя отвык.
В памяти небо осеннее - наугад

Черты твои дорисовывать в облаках,
Ливни ночные - ресниц твоих антрацит.
Август печальный несёт меня на руках,
Слезной капелью по улице моросит.

Знаешь, мой нежный, за осенью будет снег,
Синий, как в море льдистом - лазурный риф.
Сладкий, холодный и острый... мой кончен век,
Вечно лишь небо?
Я - лжец.
Я беглец.
Я жив.

@темы: Кантальский виноград

Wind's Tales

главная